Искусственный интеллект, приход которого называют 4-ой промышленной революцией, становится частью современной реальности. Эксперты говорят о важности искусственного интеллекта в разных сферах, в том числе и в военной. Мировые лидеры считают так же — об искусственном интеллекте говорили Обама, Трамп, Си Цзиньпин, Нарендра Моди… В сентябре 2017 года президент России заявил: кто станет лидером в ИИ, будет править миром.

Введение: ИИ идет на войну

Искусственный интеллект (ИИ) в последние годы развивался очень быстро, что привело к его широкому спектру применений как гражданских, так и военных. Очевидно, что военным необходимо постоянно разрабатывать более совершенные технологии и оружие. Попытки применить ИИ становятся логичным следующим шагом в гонке вооружений.

В военной области искусственный интеллект можно применить во всех сферах (т. е. на суше, море, в воздухе, в космосе) и на всех уровнях ведения войны (т. е. на политическом, стратегическом, оперативном и тактическом). В настоящее время ИИ в вооруженных силах используется в следующих областях:
• Автономное оружие и системы прицеливания
• Наблюдение
• Компьютерная безопасность
• Общая национальная безопасность
• Логистика
• Автономные транспортные средства

Общий и «специальный» искусственный интеллект

Разработки в ИИ ведутся с середины XX века, но интерес к этой области начал расти примерно в 2010 году, что объясняется доступностью источников «больших данных», совершенствованием подходов к машинному обучению и увеличением вычислительной мощности компьютера.

В настоящее время можно говорить о двух типах ИИ: узком ИИ (Narrow AI, NAI) и общем ИИ (General AI, GAI). В то время как NAI применяют для разработки компьютерных игр, распознавания изображений и других конкретных задач, GAI используется для обозначения систем, способных к интеллекту человеческого уровня, которые могут выполнять разнородные функции.

Все известные разработки ИИ относятся к NAI, в то время как к GAI эксперты в целом настроены скептически — они считают, что нужны десятилетия, прежде чем такие методы начнут эффективно работать. Однако классификации могут быть различны — по-настоящему важным является вопрос об автономии ИИ.

Диалог солдата и машины

Когда речь заходит о применении ИИ, особенно в военной сфере, человеко-машинные отношения являются одной из основных обсуждаемых тем. В настоящее время можно говорить о трех типах отношений. Первый, когда машина контролирует окружающую среду, но именно человек принимает окончательное решение — называется полуавтономной системой. Контролируемая автономная система — второй тип, когда машина может действовать самостоятельно, но человек имеет возможность наблюдать за ее поведением и вмешиваться в случае необходимости. Третий, и последний, тип — полностью автономная система, человек не имеет никакого контроля над машиной. Пока в военной сфере используются только системы первого или второго типа отношений, т. е. дроны и высокоточные ракеты.

Другие способы использовать ИИ в военной сфере — анализ данных. Хороший пример — американский проект Maven, где машина обрабатывает и интерпретирует видео с беспилотников. С использованием ИИ беспилотникам, самолетам, кораблям, танкам и т. д. перестанет быть нужен человек. Так, почти полностью автономным является израильский беспилотник Harpy.

Ожидается, что автономные системы заменят людей на «скучной, опасной или грязной» (dull, dirty, dangerous) работе. Под эти категории попадают сбор и анализ разведывательных данных; очистка окружающей среды, загрязненной химическим оружием; очистка маршрутов от самодельных взрывных устройств. Наконец, по мере дальнейшего развития алгоритмов, ИИ может использоваться для командования и управления, включая управление боем, путем анализа больших наборов данных и составления прогнозов, которые позволят точнее координировать действия человека.

Дебаты о военном ИИ

Неопределенность, которая окружает ИИ и его использование, провоцирует споры среди военных стратегов. В основном дискуссии касаются смертоносных автономных систем вооружения (Lethal Autonomous Weapons Systems LAWS) или «роботов-убийц», как их называют. Некоторые настроены скептически, полагая, что люди могут потерять контроль над машинами, что приведет к хаосу. Не только государства, но и негосударственные субъекты, например, террористические организации, могут получить доступ к ИИ, что еще больше усугубит ситуацию.

Однако трудно отрицать и позитивное аспекты искусственного интеллекта: замена солдат на машины в бою уменьшит число человеческих жертв. ИИ точнее и быстрее людей — не только в логистике или на поле боя, но и в принятии решений. Кроме того, машины могут выполнять миссии высокого риска в течение длительного периода времени, которые не всегда по силам даже опытным военным.

Война и политика

За войной всегда находится политика. В демократических странах ИИ облегчит легитимацию войны правительствами, поскольку машины уменьшат участие человека в боевых действиях, что сведет к минимуму человеческие жертвы (casualities). Автократические режимы при помощи ИИ могут сконцентрировать военную власть в руках небольшой группы людей в политической верхушке. Наконец, одна из главных причин, по которой государства стремятся интегрировать ИИ в свои вооруженные силы, связана с затратами. Возможность создавать и покупать дешевых роботов позволяет ставить количество выше качества, и такая политика, по крайней мере в ближайшем будущем, даст определенные преимущества.

Однако ИИ не может оставаться в руках лишь нескольких государств, как, например, в случае с ядерным оружием. Достаточно скоро значительное число государств и даже негосударственных организаций смогут использовать со своей стороны военный потенциал ИИ. Уже на этом этапе качество используемых машин станет куда более важным.

Несмотря на эти дискуссии, мало сомнений в том, что характер военных действий изменится. Прежде всего, война будет доведена до предела в плане временных масштабов. Применение ИИ ускорит темп боя. Правда, исследователи пока не сошлись во мнении, будет ли это хорошо или плохо для человечества.
Во-вторых, военные структуры и организации будут меняться по мере появление новых технологий и концепций (например, «рой дронов»).

В-третьих, ИИ поможет справиться с военными «большими данными» (Big Data). Обращение к данным позволит системам ИИ учитывать те факторы, о которых люди могут не думать, когда находятся в бою. Тогда это будет служить преимуществом над врагом.

Наконец, по мере того, как будет появляться все больше ПО для военного ИИ, неизбежны и новые споры об оптимальном соотношении количества и качества. Здесь возможно такое же разделение, как и в остальном оружейном рынке: простые, дешевые в изготовлении массовые устройства с одной стороны — и сверхдорогие разработки для элитных войск с другой.

Все эти дискуссии не остановят попыток применения ИИ в военной сфере. Многие страны уже обнародовали свои национальные стратегии ИИ — и запустили новый круг гонки вооружений.

Источник: ARTIFICIAL INTELLIGENCE APPLICATION IN THE MILITARY: THE CASE OF UNITED STATES AND CHINA