Лингвистика

Как измеряют эффект Вертера

Но не тот, о котором вы подумали. Мы расскажем не о последствиях трагической любви, которые заставляют молодых людей с разбитым сердцем сводить счеты с жизнью, а о том, как «Страдания юного Вертера» перекликаются с окружающими его текстами

Сейчас вылетит птичка: что внутри у платформ для изучения языка?

Мы часто воспринимаем платформы для изучения языка как волшебные инструменты, с помощью которых и вправду можно выучить японский за тридцать дней. Приложения типа Lingualeo или Memrise добросовестно напоминают нам о необходимости пройти новый раздел грамматики или повторить слова, сопровождают каждый урок смешными примерами и вообще предлагают довольно широкий выбор тем — интересно будет и маленькому ребёнку, и начинающему новый язык взрослому. Но как именно организовать такой обширный материал? Давайте разберёмся на примере всем известного Duolingo

Семантика эмоций: ученые объяснили природу вариативности языка

Анализ более 2000 языков показал различия в концептуализации чувств в разных культурах

Как управлять мамонтом: генерируем нужные тексты с помощью моделей Plug and Play

Нейросети хорошо порождают правдоподобный текст. Но как заставить их писать на нужную тему, да еще и с нужным отношением к этой теме (положительным, нейтральным или отрицательным)? Рассказываем про решение, которое позволяет «донастраивать» языковую модель под себя

Журналисты VS роботы: неравный бой

Искусственный интеллект — друг или враг журналисту? Чтобы ответить на этот вопрос, изучаем 10 свежих AI-проектов со всего мира мира

Краудсорсинг в Digital Humanities: опыт Латвийского фольклорного архива

Рассказываем, как фольклорному архиву Латвии удалось привлечь тысячи волонтеров к оцифровке и обогащению своих электронных коллекций, а также почему это может быть полезно другим странам

Чат-боты угрожают отрезать людям пальцы. Мы все умрем?

Что можно назвать «эмоциональным» искусственным интеллектом и как он работает

Google-проповедник, гендерные стереотипы и развитие ИИ: интервью с разработчиком Googlе-Переводчика

Как совершенствуются системы машинного перевода, стоит ли пугаться религиозных предсказаний при переводе на маори и как избавиться от сексизма и стереотипов в переводчике

280 символов Трампа: как Твиттер стал оружием в политической гонке

Как гневные твиты, написанные КАПСОМ, помогли Дональду Трампу завоевать пост президента США? Разбираются ученые

Вавилонская нейросеть для многоязычного перевода

Не так давно заговорили о том, что система нейронного машинного перевода от Google сама научилась переводить в языковых парах, для которых у неё нет параллельных корпусов. Действительно ли онлайн-переводчик изобрел собственный универсальный язык, машинную интерлингву?

Большие данные о языках в справочнике Ethnologue

Обзор самого известного онлайн-ресурса о языках мира: что можно узнать и кому это пригодится?

Акцентуаторы. Памяти А.А. Зализняка. Часть III

Великое, могучее, свободное, подвижное. От праславянской акцентуации к нейросетевым программам автоматической расстановки ударений

Зачем нужна карта метафор?

На литературе в школе нас учили, что метафора — это что-то такое из стихов Пушкина. Помните, как учительница затирала про «образное сравнение»? Но на самом деле метафорами пронизан весь наш язык (даже эта фраза), и их исследование может многое сказать о том, как мы говорим и мыслим. А зачем нужна цифровая карта метафор?

«Слово о полку Игореве» как улика. Памяти А.А. Зализняка. Часть II

Почему «Слово о полку Игореве» не смогли бы создать инопланетяне или нейросеть, и при чем тут берестяные грамоты?

Фасолина или яйцо? С чем сравнивают размеры вещей

Какие метафоры популярны при описании габаритов предмета, как они изменялись со временем и почему из сравнений исчезли голубиные яйца

Когда вандалы не вандалы

Быт и нравы древних германцев в рунических надписях

Как геймеры древнеегипетское письмо расшифровывали

Фанаты Assassin’s Creed за одну ночь помогли собрать материал для переводчика египетских иероглифов

Берестяные грамоты от раскопа до компьютера. Памяти А.А. Зализняка. Часть I

Аесова и другие: откуда и благодаря кому мы знаем, как ругались русские люди в XII веке?