Цифровая память

как оживить умершего

«Поднимите мне руку!»: как технологии оживляют покойных

До начала XIX века память об умершем сохранялась в произведениях искусства и письменных источниках. Два столетия спустя человека стало возможно увековечить… целиком. Теперь внешность, голос, мимика и движения — потенциальный материал для виртуальной копии. Да-да, это реальность, а не один из эпизодов «Чёрного зеркала». Разбираемся в тонкостях цифрового бессмертия, бизнесе «двойников» и этике воскрешения
выражение скорби

Посты о смерти: оценить нельзя игнорировать

Все видели мемы «Проспал дистанционку» с траурной свечкой, «Здоровья погибшим» и «Press F to pay respect»? Кому-то они покажутся циничными, но пользователи могут использовать черный юмор из-за фрустрации и непонимания, как реагировать на трагические новости. Разбираемся, почему никто не знает, ставить ли лайк смерти в сети
цифровой архив воспоминаний

Как звучат личные истории в цифровом архиве: интервью с Линор Горалик

Все, что ты помнишь, важно. Как звучат личные истории в цифровом архиве воспоминаний, почему воспоминания стоит транслировать и какие цели преследует проект по актуализации памяти. Обо всем этом — в интервью с Линор Горалик, писательницей, основавшей проект Postpost. Media

От Вердена до Хиросимы, от Гитлера до Трампа: как устроена коллективная память в Twitter

Есть исторические события, о которых помнят, думают и спорят миллионы людей. А есть такие, которые никому не интересны, и никакие государственные выходные вроде Дня народного единства этого не изменят. Теперь измерить вес исторического события или личности в коллективной памяти общества можно с помощью анализа соцсетей

Искусство до и после: как создать онлайн-выставку на Google Arts&Culture?

История диджитал-арта насчитывает уже не один десяток лет, но сегодня союз искусства и цифровых технологий вступает в новую фазу отношений. Какие возможности этот вынужденный симбиоз открывает для культурных организаций и проектов? Фонд «Четверг» делится опытом создания онлайн-выставки АРТ-ПАМЯТЬ — социокультурного проекта, специально адаптированного для платформы Google Arts&Culture во время карантина

«Слушание — это акт любви»: для чего нужен StoryCorps

Истории окружают нас повсюду — в новостях, фильмах и сериалах, соцсетях, книгах, подкастах и видеоиграх. Однако часто нас привлекают те рассказы, которые мы услышали от наших родственников, друзей и знакомых. Их истории объединяют разные поколения и события, становятся частью не только семейной, но и мировой культуры. Их поиску проект StoryCorps посвятил свою миссию

Осторожно: ретросимулякр! Советское прошлое в медиапроектах про 1968 год и Перестройку

Ностальгия по СССР подстерегает нас везде. Эту тему эксплуатируют многие, от эфирного ТВ до Лапенко. А мы разбираемся с механизмами ностальгии на примере screenlife-сериала «1968: Digital» и интерактивной игры «Карта истории»

Тиндер 1917 года и революция в цифре

Историческое знание нуждается в новых формах представления, особенно онлайн. Но как поговорить о прошлом доступно? Публичная история (public history) предлагает digital-проекты для изучения истории в игровой форме. Рассказываем о проектах «1917. Свободной истории» и «1917. День за днем»

Публичная история: как историки стали практиками и освоили интернет

Известные цифровые проекты вроде «1917», «1968.Digital», «Дилетанта» или паблика «Страдающее Средневековье» — все это публичная история (public history). Разбираемся, что такое публичная история, откуда она взялась и почему ее не любят академические историки

Инстаграм в наследство: как быть с аккаунтами умерших в соцсетях

Страницы в социальных сетях для современного человека — продолжение его личности. Переписки, фотографии, анкеты и другие цифровые следы порой содержат больше информации о нас, чем знают наши близкие друзья. Что делать с накопленными данными после смерти пользователя: удалить, оставить в знак памяти или… использовать, чтобы обессмертить личность?

Коллективная память в эпоху её технической воспроизводимости

В чём особенности коллективной памяти цифровой эпохи и всегда ли это про смерть?