Осень. Падают листья. Тысячи младших школьников по всему Северному полушарию собирают их и вкладывают в толстые родительские справочники (автор этих строк до сих пор вытряхивает огрызки черешков из маминого «Словаря физических терминов»). Некоторые из этих детей пойдут в биологию. И кто-то станет ботаником и будет делать профессиональные гербарии (некоторые — даже цифровые).

Гербарии — важная часть современной биологии. Не только потому что они необходимы для фиксации растения в максимально приближенном к реальности виде, который к тому же можно пощупать, но и потому что они предоставляют современным генетикам возможность выделить ДНК для изучения генома, а в некоторых случаях — даже прорастить семена и получить новые растения. К тому же гербарии очень помогают систематике: все растения сравниваются с засушенным эталонным образцом (историю про Линнея, который засушил льнянку-мутанта и попортил жизнь поколениям ботаников, до сих пор упоминают в профильных статьях).

Индекс гербариев мира (организация, занимающаяся их регистрацией) в докладе 2018 года насчитал 3 095 коллекций, которые содержат 387 513 053 образца. Ботанический институт имени В. Л. Комарова из Санкт-Петербурга занимает шестое место в списке самых крупных гербариев мира.

Где в мире больше всего гербариев по данным Индекса гербариев мира.

Гербарии собирали и будут собирать, они не заменяются фотографией или описанием, однако долгое время они были доступны только в офлайн-режиме. Причина этого — в особенностях хранения: гербарный лист не принято переворачивать, растение должно быть зафиксировано в одном положении, да и давить на него нельзя — старинные стебли и листья могут рассыпаться в пыль при неаккуратном обращении. Поэтому создавать цифровые гербарии стали только с появлением сканеров, способных сделать фото «сверху», а не прокатывать сканирующую головку под листом — это тот же механизм, который используется при оцифровке древних манускриптов. Сколько гербариев уже оцифровано — сказать сложно, но в проекте МГУ «Ноев ковчег» насчитывается больше миллиона изображений. Каждое из них имеет уникальный штрих-код, который позволяет быстро найти любой растение, и данные GPS точки сбора — по крайней мере для тех образцов, где такие координаты указаны, или же более общие локации (вроде речки, на берегах которой были собраны образцы).

Вот так выглядит лютик, засушенный в 1947 году.

Публикация этих данных сделала гербарий более доступным и для ученых, которые теперь могут рассматривать его из любой точки земного шара, и для любителей ботаники — у «Ковчега» есть функция выгрузки любых материалов в формате pdf с базовой информацией о растении, включая контактную информацию хранителя, который за данный образец отвечает.

Цифровая ботаника не ограничивается оцифровкой гербариев. Существует крупный международный проект «iNaturalist». Это сайт и приложение, через которые можно загрузить в базу данных фотографии растений, животных и любых других живых организмов (у них даже есть искусственный интеллект, который пытается определить, что ты такое наснимал!). Сейчас на сайте более 26 миллионов изображений, которые были определены как 230 тысяч видов. Платформа краудосорсинговая — кто угодно может сделать фотографию и выложить ее на сайте; приложение позволяет даже вести дневник наблюдений (все очень серьезно). У каждой фотографии будет своя ветка комментариев, в которой специалисты определят изображение до вида. Минимум два эксперта должны сойтись во мнении — тогда образцу присваивают название. Это позволяет изучать разнообразие видов, их экологию или поискать объекты с определенными особенностями — в профессиональных статьях данные iNaturalist уже использовались для изучения бабочек и птиц, и статьи про растения уже не за горами.

Так выглядит iNaturalist с десктопа. Если вы всю жизнь любили фотографировать цветочки — это ваш звездный час.

Биология сегодня — это мир открытых данных, доступных из любой точки земного шара, и это касается не только информации о последовательностях геномов и таблиц с циферками, но и физических объектов.