Читать нас в Telegram
Иллюстратор: Анастасия Лобова

Что такое цифровой тоталитаризм и почему о нем говорят сейчас 

Органы контроля над сетевыми информационными потоками существуют во многих странах. Но есть страны, в которых информация не только контролируется, но и сильно ограничивается. Такую систему ограничений исследователи называют «цифровым тоталитаризмом». Она действует в странах, где идеологические доктрины закреплены на законодательном уровне.В них входит национальная специфика, религия или присущие стране черты диктатуры. 

В Китае идея президента Си Цзиньпина о «социализме с китайской спецификой в современную эпоху» была официально закреплена в Конституции в 2018 году. Для ограничения внешней информации в сети в КНР действует особая система фильтрации — «Великий китайский файрвол». В 2014 году в стране было создано «Управление по вопросам киберпространства Китая», главный цензурный и надзорный орган по вопросам безопасности в сети Интернет. 

В Исламской республике Иран распространение и содержание информации в сети контролируют не только министерство разведки, киберполиция, министерство информационных и телекоммуникационных технологий, но и религиозные инстанции. Статья 24 Конституции Ирана гласит: «Пресса свободна в публикации материалов, за исключением тех случаев, когда они наносят ущерб основам Ислама и общественным правам». 

В Северной Корее все устройства должны быть зарегистрированы, за это отвечает управление в системе госбезопасности. Жителям страны доступен лишь национальный Интернет «Кванмен», который полностью изолирован от внешнего мира.

Немецкий философ Ханна Арендт в своей книге «Истоки тоталитаризма» пишет, что одна из причин появления тоталитаризма — ориентация на большинство, которое постоянно обобществляется: каждый гражданин постепенно отрекается от собственного «я». По словам Арендт, «интеллектуальная, духовная, художественная инициатива столь же опасна для тоталитаризма, как и гангстерская инициатива мафии. Тотальное доминирование не допускает свободной инициативы в любой сфере жизни, для любой деятельности, которая не является полностью предсказуемой».

Арендт также отмечает роль пропаганды тоталитаризма. Она распространяется не только внутри страны, превращая «классы в массы», но и борется с нетоталитарным миром. В Китае, Иране, Северной Корее, Лаосе, на Кубе, на рекламных баннерах, отдельных сайтах постоянно наблюдаются политические лозунги, предупреждения о некорректных действиях, агитация за проведение экономических, социально-культурных кампаний, проводимых правительством. Массовое распространение таких сообщений создает возможности для появления коллективного сознания, общих идеологий, как внутри страны, так и вне ее границ. Международное агентство новостей Reuters в 2018 обвинило иранские власти в их распространении государственной пропаганды по всему миру через анонимные сайты и десятки аккаунтов в соцсетях. В том числе они публиковали материалы ливанской шиитской группировки «Хезболла», которая в странах Европы и США считается террористической организацией. 

Как работает цифровой контроль в интернете и СМИ 

Количество интернет-пользователей в Китае по состоянию на июнь 2021 года составляло более 1 млрд. Государство контролирует действия и предпочтения всех этих пользователей. Коммунистическая партия Китая цензуририрует спорные новости, публикует отчеты с критикой политических оппонентов, сторонников атеистического движения, запрещает высказывать в сети любую поддержку независимости Тибета, Тайваня и сторонников демократии. Отдел рекламы Коммунистической партии Китая (в прошлом — Отдел пропаганды ЦК КПК) рассылает всем китайским СМИ факсы с инструкциями и темами, которые СМИ должны подчеркивать или полностью избегать.

Бывший редактор People’s daily, самой популярной газеты Китая, Ву Сюэцань писал, что «из-за тотального контроля над идеологической областью, материальными средствами и жизненными потребностями редакторы и репортеры вынуждены поддерживать новости и репортажи в соответствии с интересами Коммунистической партии Китая». Китайских студентов-журналистов и редакторов с первых курсов приучают вырабатывать в себе привычку к самодисциплине, а большинство квалифицированных специалистов смиряются с ролью «партийных рупоров». 

Китайские власти также блокируют зарубежные поисковые системы, базы данных, социальные сети, онлайн-СМИ. Здесь можно увидеть список крупных заблокированных зарубежных ресурсов с описанием их статуса.

Сетевой «космополитизм» в Китае невозможен. При этом китайские власти выделяют огромное количество ресурсов на развитие IT-технологий, обучение специалистов, на создание и продвижение различных приложений и сетей внутри страны, которые становятся полноценными аналогами западных. К примеру, в Китае невозможно обойтись без системы WeChat, которая заменяет все мессенджеры, включает в себя браузеры, кошелек, государственные услуги, или Douyin – аналог TikTok c 518 млн активных пользователей.

ИИ помогает выявлять неблагонадежных и несогласных 

В КНР действует «система социального кредита», мы о ней уже писали. Искусственный интеллект оценивает каждого гражданина по определенным параметрам: своевременная оплата налогов, судимости, штрафы ПДД и другие, а затем рассчитывает балл социального рейтинга. В зависимости от своего рейтинга гражданин получает доступ полетам на самолете, скоростным поездам, право на страховые выплаты, на уменьшенную ставку по кредиту. Если же он имеет задолженность или, например, осужден, то в некоторых приложениях, социальных сетях, при звонке на телефон, собеседники будут уведомлены о его статусе. 

Массовая слежка с помощью искусственного интеллекта в Китае активно развивается. В городе Урумчи в ответ на сепаратистское движение в 2009 году власти установили контрольно-пропускные пункты, а также идентификационные станции. Прежде чем войти в магазин, аптеку, отель, вокзал, банк или любое другое общественное место, сканируются лицо или отпечатки пальцев. Информация, собранная с камер и сканеров, накапливается в личном профиле, а умная система соотносит их с образцами ДНК и голоса. Это помогает властям оценивать, насколько законопослушен гражданин. 

В 2003 году в Китае начали эксперимент по созданию умных городов. Задача программы — отслеживать данные, полученные в городской среде, по всем аспектам жизни, от анализа качества воды, воздуха, транспортного потока на дорогах до массовой слежки за передвижением граждан. Такая система контроля позволяет контролировать уровень преступности, в том числе сокращать антиобщественное поведение. Однако противники у нее есть и противники. Они утверждают, что умные города созданы, прежде всего, для преследования инакомыслящих граждан и для предотвращения общественных беспорядков.

Даже при блокировке западных СМИ и социальных сетей, некоторым удается отыскать пути обхода. Пока в Китае нет четко прописанного закона, который запрещает гражданам пользоваться сервисами VPN. Но провайдеры и изобретатели таких приложений обязаны получить лицензию. В противном случае им грозит до 6-ти лет тюрьмы. Найти хорошо работающий VPN в Китае не так просто. «Великий китайский брандмауэр» использует разные методы ограничения, в том числе обучается распознавать использование нелегального VPN. А если удастся скачать бесплатные, их базовые методы шифрования и протоколы подключения могут быть легко обнаружены. 

В Иране с его политической и религиозной цензурой самый популярный мессенджер — Telegram. В Иране им пользуются более 50 млн. Законом запрещено распространение сексуальных материалов, оппозиционные блоги, пропаганда однополых отношений, борьба за права женщин вне исламских норм. Тотальные цифровой контроль в стране привел к полному пятидневному отключению Интернета на фоне протестов 2019 года. Многие не могли связаться с родственниками, находящимися за рубежом. Ущерб экономики оценивался от 1 до 1,5 млрд долларов. Интервью с иранской семьей о том, как живется в изоляции от остального мира и при постоянной цензуре можно прочитать вот тут и тут.

Цифровой контроль в эпоху пандемии 

Период пандемии стал вызовом для всех государств и сфер деятельности, поставив общество и власти в условия неопределенности. В сети был бум мнений и непроверенных данных о росте заболеваемости и смертности. Эту непроверенную информацию нужно было контролировать, чтобы избежать паники среди населения. 

В Китае на время пандемии власти ввели «коды здоровья», с помощью которых можно отслеживать контакты и состояние здоровья населения. В Испании, Италии, Франции, Сербии и других странах ограничивали передвижение: в электронных приложениях нужно было вводить «пункт отправления и прибытия». В Албании, Греции, Аргентине были введены комендантские часы. За нарушение карантинных мер предусматривались строгие наказания и меры ответственности. К примеру, в Саудовской Аравии за нарушение комендантского часа можно было получить штраф в размере 2.6 тыс. долларов.

Власти декларировали, что эти меры предотвращают рост числа зараженных COVID-19. Однако поспешное введение в эксплуатацию электронных баз данных привело к масштабным утечкам. Так, в даркнете была выставлена на продажу база с данными пользователей приложения «Госуслуги СТОП Коронавирус». Злоумышленники просили 100 тыс. долларов за 150 ГБ данных, уверяя, что данные свежие. Однако Минцифры, а также пресс-служба «Ростелекома» сообщили, что данные пользователей никуда не утекали, а база даркнета — это фейк.

Всеобщее введение QR-кодов, COVID-пропусков привели к массовым протестам в Брюсселе, Мюнхене, Штутгарте, Париже и многих других европейских городах. Весной 2020 года по всей Германии прошли митинги против антиковидных ограничительных мер. Протестующие выступали против ношения масок в общественных местах, принудительной вакцинации и ограничения передвижения. Протесты автомобилистов в Мичигане, Техасе, Огайо, Кентукки спровоцировали массовые пробки на дорогах. Акция в Лансинге, получившая название Gridlock парализовала движение машин на много часов.

Как обстоят дела с цифровыми ограничениями в России

Мы уже анализировали влияние технологий на современное общество — в проекте «WWW вместо СССР: 30 лет спустя». 16 апреля 2019 года решением Государственной думы РФ был принят закон о «суверенном интернете»: операторы связи обязаны устанавливать государственное оборудование на точках обмена трафиком, сведения о которых вносятся в специальный регистр данных. Роскомнадзор — орган, контролирующий распространение информации, управляет Рунетом и ограничивает доступ к запрещенным сайтам. Здесь можно посмотреть о том, как российские власти ужесточают цифровой контроль над обществом.

С 27 февраля по 5 марта 2022 года в России были заблокированы такие СМИ, как «Медуза», «Дождь», «Эхо Москвы», The Village, BBC, Deutsche Welle и другие — из-за «распространения недостоверной информации по поводу спецоперации на Украине». Приложения и соцсети, не готовые удалить информацию, которая противоречит официальной позиции государства, тоже были заблокированы. В свою очередь, платформа YouTube ограничила российским гражданам монетизацию собственного контента, многие блогеры лишились возможности заработка. В стране начали приостанавливать свою деятельность производители электронных устройств: Apple, Sony и другие.

На фоне развивающихся событий около 70 тысяч IT-специалистов покинули страну за февраль-март 2022 года. 

Источники

  1. VPN Demand Surges Around the World 
  2. В Туркмении потребовали от граждан клятву на Коране об отказе от VPN — Газета.Ru | Новости 
  3. Кастельс М. Информационная эпоха: экономика, общество и культура / Пер. с англ.; под научн. ред. О.И. Шкаратана. М., 2000.
  4. https://web.archive.org/web/20190331054031/https://www.bbc.com/news/world-asia-47492747 
  5. Арендт Х. Истоки тоталитаризма / Пер. с англ. И.В. Борисовой, Ю.А. Кимелева, А.Д Ковалева, Ю.Б. Мишкенене, Л.А. Седова. Послесл. Ю.Н. Давыдова. Под ред. М.С. Ковалевой, Д.М. Носова. М.: ЦентрКом, 1996.
  6. Иран обвинили в масштабной государственной интернет-пропаганде – Мир – Коммерсантъ 
  7. Access to Information in the People’s Republic of China : United States-China Economic and Security Review Commission : Free Download, Borrow, and Streaming : Internet Archive 
  8. Хайек Ф.А. Дорога к рабству / Пер. с англ. Н. Ставиской. London: Nina Karsov, 1983.
  9. Xuecan W., Biao L. Turning Everyone into a Censor: The Chinese Communist Party’s All-Directional Control over the Media. Washington: US-China Economic and security review commission, USCC. 2002.
  10. He Q. The fog of censorship: Media control in China. – Human Rights in China, 2008.
  11. China’s New Tool for Social Control: A Credit Rating for Everything — WSJ 
  12. Wang M. » Eradicating Ideological Viruses»: China’s Campaign of Repression Against Xinjiang’s Muslims. – Human Rights Watch, 2018.
  13. Iran blocks video and images on Telegram messaging app — BBC News 
  14. В каких странах ввели комендантский час из-за коронавируса — Биографии и справки — ТАСС 
  15. «Руки прочь от наших прав!» Как карантин в Европе привел к массовым беспорядкам и протестам против вакцинации: Политика: Мир: Lenta.ru 
  16. Железный занавес и цензура: блокировка СМИ и соцсетей в России. Таймлайн событий и прогнозы — Медиа на vc.ru 
  17. ИТ-специалисты десятками тысяч уезжают из России — CNews 
  18. https://www.gazeta.ru/comments/2022/04/12_a_14727050.shtml?utm_source=yxnews&utm_medium=desktop&utm_referrer=https%3A%2F%2Fyandex.ru%2Fnews%2Fsearch%3Ftext%3D