Около 70 лет прошло с тех пор, как человечество научилось расщеплять атом. За это время на Земле скопилось около 300 тысяч тонн высококонцентрированных радиоактивных отходов, которые будут представлять опасность в течение 100 тысяч лет. Создание прочного и надежного места для захоронения отходов — одна из важнейших инженерных задач современности. В то же время философы, семиотики и лингвисты должны разработать предупреждающий об опасности знак, который будет понятен в будущем более отдаленном, чем мы можем себе представить.

Сейчас проблема ядерных отходов решается их захоронением в геологически стабильных местах нашей планеты. По всему миру разрабатываются и возводятся такие сооружения с расчетом, что отработанное ядерное топливо и другие радиоактивные отходы смогут храниться там от 10 до 100 тысяч лет без какого-либо обслуживания. Наоборот, после того как объект консервируется, вмешательство человека оказывается куда большей проблемой, чем естественный износ или природные катаклизмы.

История древних цивилизаций отчасти объясняет важность угрозы человеческого вмешательства. Пирамида Хеопса — единственное дошедшее до наших дней сооружение из Семи чудес света — не прошла и половины пути в 10 тысяч лет, но уже мало напоминает изначальную постройку и не несет своих функций многие столетия. Еще сложнее делать прогнозы относительно дальнейшего развития человеческой цивилизации в течение следующих 10 тысяч лет.

Экспертное заключение национальных лабораторий Сандия в США предложило три обобщенных сценария развития технологии в будущем: устойчивое развитие, устойчивый упадок и колебание между резкими научными прорывами и крахом технологий. Именно третий сценарий представляет наибольшие опасения, потому что в моменты взлета технологий люди будут иметь техническую возможность обнаружить место захоронения отходов и нарушить его целостность, в то время как периоды упадка могут прервать культурную преемственность человечества настолько, что знания об опасности ядерных отходов затеряются.

Может показаться, что наилучшим решением будет никак не маркировать место захоронения отходов. Действительно, шанс случайно наткнуться на радиоктивный саркофаг посреди пустыни довольно мал. С другой стороны, некоторые хранилища, например WIPP в штате Нью-Мексико, располагаются там, где активно проводится активное бурение нефтяных скважин. К тому же такие масштабные структуры едва ли удастся долго хранить в полном секрете, поэтому единственный на данный момент выход — составить систему знаков и предупреждений, которые оповестят будущих людей об опасности. Рассмотрим некоторые варианты.

Атомное братство

Американский лингвист и семиотик Томас Себеок был одним из ученых, обративших внимание на то, что религии издревле присущи людям, и многие из них дошли до наших дней с древних времен. Именно поэтому он предложил создать атомное братство — искусственную религию с ритуалами и уставом, который запретит «мирянам» приближаться к местам захоронения отходов. При этом высшие круги «духовенства» будут обязаны хранить и передавать будущим поколениям знания о ядерных отходах.

Но, как показала мировая история, религии имеют свойство с течением времени меняться. Кроме того, значительное количество религий в какой-то момент перестали существовать, а те, который сохранились до наших дней, прошли через такое количество ересей, расколов и реформаций, что их создатели попросту бы их не узнали.

Некоторые существующие религии, особенно религии с небольшим количеством последователей, так и не распространились по всему миру, а практикуются точечно, в местах их появления. Но даже если доктрины атомного братства не изменятся спустя века, этично ли с нашей стороны искусственно создавать такую структуру, которая в будущем может привести к политическим и социальным репрессиям, а то и к очередной священной войне

Меняющие цвет коты

Кадр из фильма The Ray Cat Solution, режиссер Бенджамин Юге

О довольно оригинальном способе писали лингвисты-семиотики Франсуаза Бастид и Паоло Фаббри еще в 1984 году. Они предложили искусственно вывести породу котов — они назвали их «радиационными» или «рэй-котами», окраска которых будет значительно меняться там, где уровень радиации повышен. На роль живых счетчиков Гейгера котов выбрали не случайно: они давно одомашнены человеком и часто живут с ним на одной территории, к тому же котов просто очень много. С «рэй-котами» отпадает проблема сохранения неизмененного сообщения в течение долгого периода времени: заградительные постройки рано или поздно придут в упадок, языки изменятся до неузнаваемости, а коты продолжат размножаться — и предупреждать людей об опасности.

Ключевым моментом этой гипотезы является миф, легенда или сказка, заложенная в коллективное сознание как можно большего числа людей, о том, что если кот изменил цвет — это место опасно, отсюда надо немедленно уходить. Тут же кроется одна из самых больших проблем: миф, лежащий в основе жизненно важной информации, — не очень надежный способ заставить людей относиться к ней серьезно. Едва ли многие всерьез верят в приметы о черных котах и неудачах — так почему люди в будущем будут верить в то, что невидимая опасность угрожает жизни, если кот вдруг стал другого цвета?

Конечно, не следует забывать о практической и этической сторонах вопроса. Современный уровень развития генной инженерии пока не позволяет вывести такую породу. Обширные эксперименты упираются в проблему финансирования, и на данном этапе под сомнение ставится целесообразность работы с радиацией.

Тем не менее, энтузиасты создали сайт, посвященный движению, как они сами себя называют, радиационных котов. Можно купить футболку с цветным котиком, а также поучаствовать в мозговом штурме о том, как распространить информацию о котах — можно сказать, коллективно творят миф в прямом эфире. А в 2015 году на международном фестивале атомного кино была представлена короткометражка, посвященная рэй-котам.

Искусственная луна и другие идеи

Немецкий писатель и физик Филипп Зоннтаг радикально подошел к проблеме вмешательства человека и предложил решение, полностью защищенное от вандалов и искателей сокровищ. По его плану, информацию можно каким-то образом написать на искусственной луне или оснастить ее другим способом передачи информации.

Однако человечество еще далеко от создания искусственного спутника, который сможет провести на орбите 10 тысяч лет. Cуществующие спутники имеют ограниченный ресурс работы из-за износа солнечных батарей — отслужив свое, они падают на Землю или становятся космическими мусором. Особенно остро встает вопрос о техническом прогрессе будущих цивилизаций — смогут ли они считать сообщение с искусственной луны?

Архитекторы тоже не остались в стороне обсуждения этого вопроса. Команда американского исследователя Майкла Брилла предложила планы построек, форма которых сможет отпугнуть будущих людей от места захоронения отходов. Одна из таких идея — создание «Черной дыры», огромного монолитного блока из черного материала, который поглощает жар пустыни и отражает его, создавая невыносимо высокую температуру вокруг себя.

«Черная дыра», концепт Майкла Брилла, художник Сафдар Абиди

Похожим решением является «Поле шипов», на котором в случайном порядке построены 15-метровые шипы, наводящие на мысли об опасности.

«Поле шипов», концепт Майкла Брилла, художник Сафдар Абиди

Что нам может помочь на самом деле

В докладе лабораторий Сандия несколько независмых групп экспертов пришли к мнению, что самым лучшим решением станет создание системы долговечных знаков, избыточно маркирующих местонахождение радиоактивных отходов, причем смысл этих знаков должен быть максимально прозрачным. На практике это выглядит как постройка сооружения, которое сможет в своей долговечности превзойти все, когда либо построенное человеком.

Избыточность сообщения достигается четырьмя уровнями информации, которые постепенно усложняются:

  • Уровень 1: Рудиментарная информация — «здесь находится что-то, сделанное человеком»;
  • Уровень 2: Предостерегающая информация — «здесь находится что-то, сделанное человеком, и оно очень опасно»;
  • Уровень 3: Базовая информация — «что это за объект и когда, кем, с какой целью, где конкретно и как он был создан»;
  • Уровень 4: Сложная информация — подробные описания, таблицы, формулы, графики, карты и прочее.

Первый уровень будет достигнут, если сохранятся какие-либо искусственно созданные постройки. Чтобы структура не повторила печальную судьбу пирамид, когда-то облицованных отполированными плитами белого известняка и украшенных медными пластинами, материалы для создания должны быть максимально непривлекательными для возможных вандалов и не представляющими материальной ценности, например, бетон. Помимо этого, важным аспектом является визуальная непривлекательность постройки и наличие крупных частей неправильной формы, которые сложно применить где-то еще.

Второй уровень представляет большую проблему. Информацию об опасности можно передать несколькими способами; среди предложенных — угрожающая архитектура построек, использование схематичных изображений человеческого лица с эмоцией страха или боли.

Третий уровень, содержащий базовые сведения об объекте, также должен быть избыточным и долговечным. Чтобы этого достичь, информацию, вырезанную на камне или бетоне (этот способ позволит прочитать даже практически полностью стертую надпись с помощью затирки) нужно повторить неоднократно, записав ее на всех официальных языках ООН. Невозможно предсказать развитие языков в будущем, однако большое количество языков увеличивает шанс на то, что хотя бы один из них будет понят будущими поколениями. Пиктограммы тоже рассматривались как возможный способ кодирования. Символ знака радиационной опасности используется повсеместно, однако трудно предсказать, будет ли он известен много тысячелетий спустя. Кроме того, так как радиация никак внешне не проявляется, то даже если знак все еще будет известен, люди могут подумать, что опасности больше нет или что ее и не было, что подорвет веру к остальному сообщению.

Еще одно назначение третьего уровня — указать на местонахождение информации следующего, четвертого уровня, которая будет храниться в подземных архивах.

В конечном итоге результат этого масштабного проекта станет памятником нашим атомным амбициям, возможно — даже новым чудом света. Наша же непосредственная обязанность — сделать все для того, что смертельно опасное место захоронения ядерных отходов не стало туристической меккой для людей из будущего.

Источники