Немного цифр

В прошлой статье мы писали о том, какие глобальные возможности открывают инвестиции в ИИ в военной сфере. Канада стала первой страной, которая в 2017 году официально объявила о намерении соединить ИИ с тактикой и стратегий своих войск. Ряд стран — США, Китай, ОАЭ, Израиль — уже не первый год разрабатывают стратегии внедрения ИИ в национальные вооруженные силы. Цифры инвестиций впечатляющие: только в США собираются вложить 19,9 млрд $, в азиатских странах — 10 млрд €.

Экономические и военные преимущества стран-инвесторов не могут не вызвать кардинальные изменения на международной политической арене. А это означает снижение влияния государств, которые не предприняли попыток внедрить искусственный интеллект в свои вооруженные силы.

При наблюдении за тем или иным соревнованием наибольший интерес всегда вызывают лидеры гонки. Поэтому, предлагаем ознакомиться с официальными программами США и Китая.

Интеграция ИИ: США

Общие положения

Первые попытки включить ИИ в состав национальной военной стратегии появились еще в 2014, когда министр обороны Чак Хейгел запустил так называемую Третью стратегию компенсации. Цель — «возрождение военно-технологического преимущества Америки». Основное внимание уделяется робототехнике и автономии, где ИИ играет решающую роль.

В течение последующих лет офис Белого дома научно-технической политики проводит различные практикумы, и создает Подкомитет по машинному обучению и искусственному интеллекту (MLAI) для координации национальной деятельности в этой области. В 2018 Пентагон формирует Объединенный центр искусственного интеллекта (JAIC), где на данный момент сосредоточены основные работы по разработке и внедрению военных систем ИИ. Более того, в списке распределения финансовых затрат США на 2020 первые три пункта занимают положения ИИ.

Однако несмотря на решительные намерения политиков и работу сразу нескольких государственных структур, интеграция ИИ в силовые структуры на разных уровнях продвигается медленно. Несмотря на официальные заявления и документы, опубликованные администрациями и Барака Обамы, и Дональда Трампа, возникают дополнительные издержки, требующие постоянной доплаты.

Внутренние ограничения обусловлены тем, что ИИ, в отличие от ядерного оружия, разрабатывается неправительственными организациями, такими как Google, Amazon или Microsoft. Эти учреждения не всегда готовы сотрудничать с государственными структурами. Серьезные затруднения вызывает и внешняя конкуренция. В качестве своих главных соперников США рассматривает Россию и Китай.

Технические новшества

Хотя США пока не достигли своей главной цели, за прошедшее время произошло немало технических модернизаций в национальных Вооруженных силах. В 2013 появляется первый прототип беспилотного летательного аппарата X-47B ВМС США, который обладает высокой степенью автономности. К 2015 модель умеет совершать автономную воздушную дозаправку. Единственное участие человека состоит в том, чтобы прописать приказы машине в программном обеспечении.

Одной из главных технических гордостей армии США является рой дронов — объединение беспилотников в группы или рой, после которого каждый дрон управляется собственной автоматикой, а поведение роя координирует программа или человек. Пентагон описал это как некий коллективный организм, делящий один мозг. Интернет забит видео демонстрации действий этих дронов. Эту технологию применяют как для разных целей: от слежения за объектом до его устранения.

На основе этой технологии в 2017 году возник нашумевший проект Maven. Направленный на автоматическое распознавание и выявление людей и объектов с разведданных с беспилотников, проект Maven сыграл значительную роль в борьбе с террористической организацией ИГИЛ.

Кроме того, Агентство перспективных исследовательских проектов в области обороны США (DAPRA) разрабатывает полуавтономные и автономные транспортные средства, включая истребители, беспилотные летательные аппараты, наземные транспортные средства и военно-морские суды. Так, некоторые модели самолетов и беспилотников (модели F-16 или B-1, XQ-58A Valkyrie), могут быть и спарены с обитаемым истребителем, и, действуя автономно, без предварительного программирования, защищать самолет с пилотом.

Sea Hunter — это первый беспилотный корабль, который автономно путешествовал из Калифорнии на Гавайи, а затем обратно в Калифорнию. Он был разработан DARPA, чтобы быть позже быть переданным в Управление военно-морских исследований ВМС США.

Интеграция ИИ: Китай

Общие положения

Знаковой стала победа программы AlphaGo, разработанной Google DeepMind, в китайской игре го: со счетом 4-1 машина вырвала первенство у мирового чемпиона Ли Седоля. Тогда весь мир начал всерьез рассматривать потенциальную мощь систем искусственного интеллекта, и Китай не исключение.

Государственный совет КНР с тех пор выпустил множество постановлений, пополняя список национальных стратегий, где указаны конкретные цели по внедрению ИИ. Например, к 2020 планируется выпустить около 100 000 рабочих роботов! В Китае действует план по созданию систем искусственного интеллекта нового поколения и внедрения их в транспортные средства, сервисных роботов, беспилотные летательные аппараты и т. д.

Поскольку Китайская Народная Республика — однопартийное государство, то все, включая технологические разработки, контролирует Центральный Комитет КПК. Процесс координации в области технологий в военной сфере осуществляется Военным Советом ЦК КПК и Центральной военной комиссией, которая командует Народно-освободительной армией (НОАК), народной вооруженной полицией и милицией.

Кроме того, за разработку новых технологий отвечают научно-исследовательские центры и университеты: Китайская академия наук (CAS), Китайская инженерная академия (CAE), Национальный фонд естественных наук Китая (NSFC).

Технологические новшества

Основное внимание по-прежнему уделяется улучшению систем ИИ в принятии решений, военной дедукции, беспилотному оружию и оборонной технике. В 2015 году Baidu — одна из ведущих китайских IT-компаний, которую можно назвать китайским Яндексом — создала программное обеспечение для распознавания речи. Для сравнения, Microsoft смогла создать сопоставимое программное обеспечение только через год. В настоящее время изобретение Baidu, дополненное системами компьютерного зрения, используется для наблюдения за гражданами и тотальной слежки.
Если говорить именно о военном применении ИИ в Китае, то из-за недостатка опыта ведения войны Китай больше ориентирован на военные игры и симуляторы на основе дополненной реальности. Одним из самых известных примеров является Национальный финал по искусственному интеллекту и военным играм, организованный в 2017 году Китайским институтом командования и управления. В этом соревновании люди столкнулись с автономной системой CASIA-Prophet 1.0. Машина выиграла 7 раз, человек — 1.

Как и Америка, Китай проводит исследования воздушных, наземных, надводных и подводных автономных беспилотных аппаратов (АБПА). Эксперименты можно назвать успешными, учитывая, что в июне 2017 года Китай побил американский рекорд, запустив рой из 119 дронов вместо 103.

Китайские модели TYW-1 и ASN-216 являются двумя примерами полуавтономных беспилотных летательных аппаратов (БЛА). Они могут взлетать и приземляться без вмешательства человека, а TYW-1 еще и атакует цель самостоятельно. Машина SeaFly может обходить препятствия без вмешательства человека и в то же время он способен восстанавливать БЛА с помощью алгоритмов, которые позволяют SeaFly организовывать свои действия на основе своей оценки морских условий.

Выводы

Исход американо-китайского соперничества пока не ясен, однако можно сказать, что угрозу, которую представляет для США Китай, не следует недооценивать. Причин для этого много. В отличие от США, авторитарный режим Китая позволяет ему применять подход «все-правительства», когда государство оказывает непосредственное влияние на разработку ИИ.
Еще лучше, если с правительством согласны сотрудничать крупные корпорации — Baidu, Alibaba и Tencent — специализирующиеся как раз на разработке автономных систем. Правительство США не имеет прямого контроля над компаниями, занимающимися НИОКР в области искусственного интеллекта (Google, Microsoft, Facebook), что затрудняет продвижение ИИ для США. Примером этого является вышеупомянутый случай проекта Maven.

Кроме того, сложно соревноваться со страной, которая обладает столь массивной базой данных. По некоторым оценкам, к 2020 году Китай будет обладать 20% мировой доли данных, а к 2030 году — более 30%. Если Китай сможет использовать это богатство для обучения ИИ, это может привести к асимметрии в пользу Китая.

Однако важно помнить, что Китай не участвовал в войнах в последние несколько десятилетий. КНР не может испытывать ИИ непосредственно на поле боя. По этой причине основные разработки ведутся на военных играх и симуляциях. В это же время США постоянно находились в состоянии войны и имеют больше практического опыта применения автономных систем в реальных боевых действиях (Афганистан, Ирак, Сирия).

Не стоит забывать, что США и Китай далеко не единственные государства, которые превратили разработку ИИ в политический приоритет. Так поступили и многие другие государства. Одна из причин — желание защитить себя от угрозы, которая могла бы исходить из обладания технологиями искусственного интеллекта террористическими организациями. Риск попадания боевого ИИ в руки террористов — еще один страх, добавленный в нашу копилку технологических фобий в XXI веке.

Источник: ARTIFICIAL INTELLIGENCE APPLICATION IN THE MILITARY: THE CASE OF UNITED STATES AND CHINA