В последнее время широкая доступность различных датасетов и относительная лёгкость их обработки даёт возможность получить чёткий и аргументированный ответ на подобные вопросы. Самый прямой путь к ответу на этот вопрос — это подсчёт слов, обозначающих эмоции, которые встречаются в текстах поп-песен. Сколько из них негативных — «ненависть», «грусть», «злость»? А сколько позитивных — «любовь», «радость», «счастье»? Как бы просто это ни звучало, метод действительно работает, пусть и с поправкой на некоторые детали (например, чем объёмнее исходный текст, тем лучше получается анализ). Это один из методов семантического анализа. Обычно его применяют к постам в соцсетях или политическим текстам, однако таким же способом можно проводить и более диахронические исследования, включающие в себя столетия литературного материала.

Так можно анализировать и слова песен. В исследовании использовались два датасета: один из них — «100 лучших песен года по мнению Billboard», состоящий из широко известных в США песен начиная с 1965 по 2015 годы, а второй — слова песен с сайта Musixmatch. Используя этот датасет, удалось проанализировать слова более чем 150000 англоязычных песен. Поскольку в их число входят примеры не только из США, картина получилась более полной и разнообразной. Тренды, найденные в Billboard и на Musixmatch, совпали, поэтому можно с уверенностью сказать, что тенденция универсальна.

Англоязычные песни стали негативнее. Употребление слов, связанных с негативными эмоциями, выросло на треть. Рассмотрим датасет Billboard. Если предположить, что в каждой песне в среднем 300 слов, то в топ-100 песен каждого года их будет 30000. В 1965 около 450 из них имели негативную коннотацию, а в 2015 таких слов было уже больше 700. В то же время доля позитивных слов сократилась. В текстах топ-ста песен 1965 года их было более 1750, а в текстах 2015 года — всего лишь 1150 (см. график 1). Заметим, что в целом количество позитивных слов превышает количество негативных в любой момент наблюдения. Это универсальная характеристика человеческого языка, также известная как принцип Поллианны (названный в честь оптимистичной протагонистки одноименной книги), и обратного ожидать сложно; однако направление трендов достойно отдельного внимания.

График 1. Среднее количество «позитивных» слов, использованных в песнях за год (Источник: Billboard Hot 100)

Подобный эффект можно наблюдать и при рассмотрении отдельных слов; например, частотность использования слова «любовь» за 50 лет снизилась вдвое: с 400 до 200 вхождений. А слово «ненависть», наоборот, используется сейчас где-то 20-30 раз в год, учитывая, что до 90-х в песнях из топ-сотни его вообще не использовали.

График 2. Использование слова «любовь» по годам (Источник: Billboard Hot 100)

График 3. Использование слова «ненависть» по годам (Источник: Billboard Hot 100)

Результаты этого исследования сочетаются с другими, независимыми исследованиями общего настроения песен. Одно из них, например, установило, что в среднем песни стали медленнее, а процент мелодий, написанных в миноре, возрос. Другое состояло из анализа датасета текстов 500000 британских песен временного периода 1985-2015 годов и также выявило прирост «грустности» и убыль «веселости» в песнях. Эти выводы были сделаны из результатов машинного анализа низкоуровневых акустических особенностей музыки, в частности, темпа и тональности. Темп и тональность топ-100 песен Billboard тоже были проанализированы: хиты Billboard тоже стали медленнее и процент минорных песен также возрос. Относительно мажорных тональностей, минорные воспринимаются как более «мрачные». В этом можно убедиться, послушав на YouTube примеры песен, перенесённых с помощью специальных приложений из минора в мажор или наоборот; например, композиция Генри Манчини «Розовая пантера», транспонированная из минора в мажор, вызывает у слушателей самые разнообразные чувства.

Однако это ещё не все. Обнаружить тренд — это, конечно, одно дело, но нужно его понять и объяснить. Иначе говоря, большие данные требуют большой теории. Одна такая теория — это культурная эволюция. Само её имя говорит о том, что культура способна эволюционировать, следуя принципам Дарвина, а именно — при наличии разнообразия, отбора и размножения можно ожидать, что самые успешные культурные характеристики закрепятся, а менее успешные — исчезнут.

Под словом «культура» подразумевается те характеристики, которые передаются не генетически, а социально. Хорошие примеры таких характеристик — это язык, на котором мы говорим в зависимости от места нашего рождения, рецепты, которыми мы пользуемся при готовке, и, конечно же, наша любимая музыка. Всё это передаётся социально: человек приобретает эти качества, наблюдая за другими людьми и повторяя за ними. Генетические же качества, такие, как цвет глаз или волос, передаются строго от родителя к ребёнку.

Тот факт, что многие поведенческие характеристики передаются социальным путём, неудивителен. Однако чтобы социальное обучение было успешным, оно должно быть избирательным. Учиться готовить лучше у того, кто лучше умеет сам. Избирательность обучения по принципу «насколько хорош результат процесса» можно назвать смещением по успеху, или success bias. Помимо успешности, на предпочтения в выборе примера для подражания влияют другие факторы вроде конформизма обучающегося, престижа обучающего или содержания, каждому из которых соответствует свой вид смещения. Ориентируясь на смещение при обучении, науке удалось понять множество культурных характеристик как людей, так и животных — и ещё больше удастся понять в будущем. Теорию культурной эволюции было решено применить и здесь, чтобы понять, можно ли объяснить возросший уровень негативности в песнях смещение при обучении.

Наличие смещения по успеху проверялось сравнением количества негативных текстов песен, вышедших в конкретном году, с количеством негативных текстов песен, вышедших в предыдущие годы; иными словами, правда ли, что авторы песен ориентировались на хиты прошлых лет? Также оценивали и смещение по престижу (prestige bias), проверяя, много ли популярных исполнителей прошедших лет пели песни с негативным содержанием. Под популярным исполнителем понимался такой, который появлялся в чартах неприлично большое количество раз. Проверяли и смещение по содержанию (content bias) — вдруг песни с негативным содержанием в принципе лучше приживались в чартах, вне зависимости от артиста. Если бы это так и было, можно было бы сказать, что в самом содержании негативных песен было что-то такое, что притягивало слушателей.

Несмотря на то, что влияние смещения по успеху и по престижу в датасете обнаружено не было, роль смещения по содержанию в увеличении доли негативных слов в песнях была наибольшей. Некоторые другие исследования тоже пришли к этому выводу: оказывается, негативная информация запоминается и распространяется лучше позитивной (Твиттер — отличное тому подтверждение). Однако также было обнаружено, что включение несмещённой передачи информации в аналитические модели ещё сильнее снизила воздействие успешности песен и их исполнителей, и оказалось, что именно несмещённое обучение лучше всего объясняет «погрустневшие» песни. Здесь несмещённое обучение напоминает генетическую передачу информации, которая происходит по большей части случайно, без стороннего воздействия.

Этим процессом объясняется многие другие культурные явления, от росписи горшков во времена неолита до современных имён и названий пород собак. И что особенно важно, даже найдя подтверждение несмещённого обучения, нельзя однозначно сказать, что природа обнаруженных нами тенденций чисто случайна — скорее всего, факторов, влияющих на эти тенденции, несколько, и ни один из проверенных не является доминирующим.

Рост популярности негативной лексики в англоязычных песнях — поразительный феномен, частично объяснимый общечеловеческой любовью к негативному контенту, а также другими причинами, ещё не изученными. Учитывая это, нам необходимо объяснить, почему в 80-е и раньше поп-песни были позитивнее, чем сейчас. Возможно, потому, что раньше система контроля записи и выпуска песен была более централизованной. Возможно, дело в том, что раньше и каналы распространения были другие (сравните кассету, которую вам дал послушать друг, и «плейлист от Алисы» на Яндекс.Музыке). Не нужно оставлять без внимания и более глобальные изменения в социальных нормах, благодаря которым выражение негативных эмоций не только не подавляют, но и поощряют. Все эти гипотезы можно проверить, используя описанные данные как отправную точку. Осознание того, что работать ещё есть над чем — всегда хороший знак в науке. Ведь можно ещё отлаживать теории, улучшать методы анализа, а иногда и вовсе вернуться к доске с маркером в руках и множеством вопросов в голове.

Источник: Why are pop songs getting sadder than they used to be?