Мы исследовали большую базу записей о перемещениях солдат в журналах военно-пересыльных пунктов. Через военно-пересыльные пункты солдаты следовали от места призыва на фронт. Не все солдаты вернулись и смогли рассказать о войне. Зато журналы зафиксировали часть их пути и могут рассказать нам, кого, как и когда призывали на фронт.

Мы проанализировали имеющийся у нас массив данных и визуализировали тренды призыва в отдельных республиках. Наш подход называется исследовательским анализом данных (exploratory data analysis), в своей работе мы шли от данных к объяснением. Мы считаем, что этот подход менее субъективен и подвержен искажениям.

Оказалось, что у каждой республики была своя история участия в войне и портреты призыва в разных республиках сильно отличаются.  Интерактивный график обобщает наши результаты по каждой республике, а в тексте самой статьи мы расскажем, как мы их получили, восстановим историю участия в войне отдельных республик и попробуем объяснить причины различий между ними. 

Кроме самих визуализаций мы подготовили и выложили агрегированные данные, которые мы подготовили в ходе исследования. Мы считаем, что эти данные представляют общественную ценность, и мы открываем их в надежде, что и другие исследователи подключатся к этому исследованию, самостоятельно или в составе нашей команды.

Что за данные мы исследуем?

Мы исследовали оцифрованные архивные карточки военно-пересыльных пунктов (ВПП). В картотеках ВПП содержится информация о том, где и когда солдат родился и где и когда был призван в ряды армии. Именно этой информацией мы пользовались, чтобы понять, как происходил призыв в разные годы войны в разных частях СССР.

Данные о призыве в ходе ВОВ содержат много потенциально интересных и общественно важных сюжетов: насколько равномерно призывали людей по республикам СССР, как призывали заключённых и куда их направляли, насколько активно и на каких этапах войны призывали женщин, как менялся возраст призывников и так далее. Этим темам посвящены многочисленные статьи и книги, но, к сожалению, не все источники достоверны, и даже цифрам можно верить не всем (приходится делать допущения). «Сырые» данные гораздо сложнее исказить, чем выводы любого конкретного историка, просто в силу их объемов.

Мы ставим своей целью не открыть новое историческое знание, а взглянуть на историю войны с высоты птичьего полета, опираясь преимущественно на статистический анализ данных. Надеемся, что наш материал побудит и других исследователей к использованию этого массива информации, и что они найдут в нем интересные сюжеты для своих работ.

В рамках первого этапа исследования мы сосредоточились на двух темах: как распределялся призыв по республикам СССР и какой была динамика призыва на разных этапах войны.

В исследование попало более 26.5 миллионов архивных карточек, собранных в ОБД “Мемориал”[1], однако не все из них содержали необходимую нам информацию. Отдельная карточка, с которой мы работаем может выглядеть вот так[2]:

Цифровая версия: 

Архивная карточка времен Войны

Отсканированный оригинал:

Архивная карточка времен Войны

 Многие документы содержат информацию не об одном человеке, а о большой группе людей, прошедших через один и тот же ВПП; вот пример такой карточки[3].

Архивный документ времен Войны

Везде, где мы говорим о числе карточек, мы на самом деле имеем в виду количество не бланков, а записей о военнослужащих, указанных в них.

Как мы работали с данными?

Оказалось, что лишь у 5 миллионов карточек указаны и оцифрованы и дата, и место призыва. Также приблизительно у 5 миллионов карточек указана только дата и еще у 5 миллионов указано только место.

Для анализа мы использовали все карточки, в которых было достаточно информации. Так, чтобы оценить число людей, призванных в разных республиках, мы учитывали все карточки, на которых указано место призыва, не обращая внимания на дату (см. также раздел про восстановление пропусков в данных). Для более детального анализа, учитывающего разную интенсивность призыва в разные месяцы войны, мы использовали карточки, в которых были указаны и дата, и место призыва.

Следует помнить, что в нашем распоряжении имеются документы отнюдь не 100% мобилизованных, поэтому мы не имеем возможности говорить об абсолютных числах. Но поскольку наша задача заключается в том, чтобы сравнить между собой разные регионы и разные периоды войны, нам достаточно относительных чисел.

Так как учёт осуществлялся децентрализованно в более чем 800 военно-пересыльных пунктах, мы полагаем, что существенная часть пропусков в данных имеет не систематический, а случайный характер. Это даёт нам основания полагать, что данные относительно репрезентативно отражают структуру призыва.

Однако следует отметить, что мы не застрахованы от систематических искажений, которые могли возникнуть из-за неравномерности степени оцифровки архивов (а также их сохранности) и различной полноты данных и процедуры их восстановления.

В процессе анализа мы применили немало эвристик, чтобы привести в порядок “грязные” первичные данные, а агрегированные данные сделать более надежными. Безусловно, есть серьезный простор для уточнения данных, но мы не ожидаем качественных изменений картины призыва из-за подобных поправок.

Восстановление пропусков в данных

В работе с данными по призыву есть сложности: несмотря на то, что оцифрован довольно большой архив, оформление и полнота информации в карточках отличается.

Не всегда на карточке указана даже республика СССР, в которой человек был призван. Иногда возможно было установить промежуточный территориальный уровень или понять, в какой республике находится тот или иной город (мы это сделали). Но от части данных пришлось отказаться, так как не удалось восстановить доподлинно, где находился тот или иной географический регион, например, из-за распространенности названий типа “Кировский район”.

Следует отметить, что места рождения, призыва и оформления карточки — это, вообще говоря, три разных места. Однако можно заметить, что большинство людей было мобилизовано в той же республике, где родились. Большая часть исключений из этого правила — переселенцы из Украинской и Белорусской ССР в РСФСР.

Мы воспользовались этим, чтобы распределить в правильном соотношении карточки, на которых был указан только регион рождения, но не призыва. Из карточек, в которых заполнены оба поля, мы знаем, что 78% уроженцев УССР были призваны на территории УССР и ещё 17.5% - на территории РСФСР. По этой логике среди всех карточек людей рожденных в УССР с отсутствующей информацией про место призыва 78% были отнесены к УССР, а 17.5% к РСФСР.

Сходства и отличия призыва в республиках СССР

Мы рассмотрим 14 республик СССР — РСФСР, УССР, БССР, АзССР, ГрузССР, АрССР, ТуркССР, УзССР, ТаджССР, КазССР, КирССР, Латвийскую ССР, Литовскую ССР, Эстонскую ССР. 

Из рассмотрения мы пока исключили Молдавскую и Карело-Финскую ССР, поскольку их территории подвергались сильным изменениям в рассматриваемые годы. Они заслуживают отдельного исследования. Изменения территории также коснулось нескольких других республик — УССР, БССР, что могло оказать влияние на точность некоторых данных. Так, по итогам пакта Молотова-Риббентропа, его секретного дополнительного протокола и последующим законам от ноября 1939 года («О включении Западной Украины в состав Союза ССР с воссоединением её с Украинской ССР» (1 ноября 1939 г.) и Закона СССР «О включении Западной Белоруссии в состав Союза ССР с воссоединением её с Белорусской ССР» (2 ноября 1939 г.)) к республикам присоединялись Западная Белоруссия и Западная Украина, аннексированная от Польши.

Абсолютные и относительные данные по призыву в республиках

Мы подсчитали, какой «вклад» внесли республики СССР в общее дело: из каких республик было призвано больше людей. Важно понимать, что речь идет не об общем числе военнослужащих (и тем более не о числе пострадавших, которое включает в себя и гражданское население), а лишь о количестве карточек в базе. Многие военнослужащие отсутствуют в базе, по другим может быть несколько записей. Тем не менее эти числа важны для понимания масштаба.

Поскольку республики сильно отличаются друг от друга размером, из абсолютных чисел остается непонятным, насколько активно велся призыв. Поэтому стоит посмотреть также на вклад каждой республики относительно численности населения, то есть сколько карточек на 1000 человек фигурирует в картотеке. Чтобы сделать это мы опирались на данные переписи населения 1939 года. Подробнее про сложности работы с довоенными переписями будет написано ниже.

Интенсивность призыва в республиках в годы Великой Отечественной Войны

Мы имеем дело с неполной базой, поэтому нам важны не абсолютные числа (они зависят, в первую очередь, от полноты данных), а лишь соотношение столбиков между собой.

Нормирование данных и численность населения республик

В качестве отправной точки мы взяли данные из переписи населения за 1939 год и изучили возрастной состав в республиках СССР (дробления на мужчин и женщин в республиках СССР и в разных возрастных категориях не было проведено). Известно, что эта перепись может содержать неточности и даже сознательные фальсификации, поэтому о ней следует сказать особо.

Перепись 1939 года[4] была проведена в период завершения наиболее активной фазы Большого террора. Предыдущая перепись 1937 года, проведенная по правилам (за один день [5]), показала, что реальная численность населения ниже ожидаемой - разрыв между прогнозируемыми данными от ЦУНХ и переписью населения 1937 г. составил шесть с лишним миллионов человек[6]. Её результаты были признаны неверными, три сменявших друг друга руководителя государственной статистической службы - В. Осинский, И. Краваль, И. Верменичев, а также руководитель переписей населения 1926 и 1937 годов О. Квиткин и украинский демограф А. Хоменко были расстреляны, демографы Лазарь Брандгендлер (погиб в лагере), М. Курман, М. Птуха, Ю. Корчак-Чепурковский, Б. Смулевич, М. Трацевский, А. Мерков были репрессированы[7].

Подобный разрыв между ожидаемыми данными и получившимися результатами произошел во многом благодаря публичным речам Сталина[8][9] и демографам, выполнявшим его “социальный заказ” и “подгонявших” статистику под ожидания вождя. В 1939 году, после оглашения результатов переписи 1939 года, Сталин обвиняет работников Госплана в нереалистичности установок об увеличении населения на 3 миллиона каждый год[10]. Следующая всесоюзная перепись населения будет проведена только через 20 лет - в 1959 году.

Перепись за 1939 год показывает, что на территории СССР проживало 170 557 093 человека. Перепись за 1937 год показывает иную цифру - 162 000 000 (цифры были округлены в самой переписи[11]). Исследования оценивают общий недоучет при переписи 1937 г. примерно в 700 тыс.человек или 0,43%[12]. Таким образом, эти цифры заслуживают большего доверия, чем перепись 1939 года, которая указала на прирост населения на 8 млн. по сравнению с переписью 1937 года.

Тем не менее и перепись 1937 неидеальна для наших задач, так как и она не могла учесть репрессии 1937-1938 годов. Перепись населения 1939 года заинтересовала нас и тем, что она представляет больше данных: в переписи 1939 года есть полезная информация по численности возрастных групп с разбивкой по республикам СССР, в то время как в переписи 1937 года этого нет - главный акцент приходится на учет городского и сельского населения и сравнение количества мужчин и женщин в республиках[13]. Мы не приводим в данной статье результатов с учетом нормировки по возрастным группам, так как для задач этой статьи этот подход не показал существенных отличий, но значительно бы усложнил представление результатов.

Численность населения Латвии, Эстонии и Литвы взята из других источников[14], поскольку до августа 1940 года (6 августа - для Эстонии, 5 августа - для Латвии, 3 августа - для Литвы) Прибалтийские страны не входили в состав СССР. Наибольшие затруднения вызвал подсчет численности населения Литвы в 1939 году. Так по разным данным в Литве проживали 2 880 000[15], 2 432 000[16], 2 550 000[17], 3 037 100[18] и 2 879 070[19] человек. Подобный разброс данных, возможно, объясняется тем, включали ли исследователи спорные области Украины и Белоруссии и Клайпедский край в итоговый отчет. С другой стороны, мы не брали официальную перепись населения, поскольку последний раз официально до войны она проводилась в 1923 году (население в 1923 году - 2 028 971[20]) и потому не является репрезентативной.

Дополнительный фактор, который вносит погрешность в наши оценки численности - это миграция людей между республиками - и, в частности, эвакуация. Конечно, в данных переписи такой информации взяться неоткуда.

При подсчете доли людей, призванных на фронт, важно понимать, на какой показатель мы нормируем общее число мобилизованных. Есть два очевидных варианта: нормировать на общее население республики или на число людей призывного возраста. Мы остановились на первом варианте, и у этого было несколько причин. Во-первых, в военное время понятие призывного возраста оказывается очень растяжимым: на фронт призывалось значимое число людей от 16 до 50 лет. Во-вторых, в переписи довольно широкие и неравномерные градации по возрасту, так есть группы 12-14 лет, 15-19 лет, и далее группы по 10 лет: 20-29 итд.

Кроме того, война длилась 4 года. Значит те, кому на момент переписи было 13 лет, в начале войны были 15-летними, а к концу войны им было уже по 19 лет. Все эти нюансы делают вопрос об общем числе людей призывного возраста непростым и довольно сильно зависящим от процедуры подсчета. Поэтому мы остановились на простом и надежном методе: нормировать на общую численность населения.

Стоит отметить, что обычно мы можем установить возраст лишь с точностью до года, поскольку вместо точной даты рождения чаще всего писался лишь год. Это не очень существенно для наших задач, поскольку и в приказах о мобилизации указывался не возраст призывников, а лишь год рождения.

Специфика призыва в республиках СССР

Проанализировав ход призыва в разных республиках, мы выделили несколько схожих групп. (1) Призыв во многом схож в РСФСР, Казахстане и Киргизии. (2) Похожие тенденции наблюдаются в Белорусской и Украинской ССР, а также в республиках Прибалтики. (3) Схожую динамику мы видим у Грузинской, Азербайджанской и Армянской ССР. (4) Республики Средней Азии отличаются от всех остальных частей СССР, но имеют много общего между собой. Впрочем, некоторые отличия есть и у них.

Наиболее активные месяцы призыва в Великой Отечественной Войне
На тепловой карте показан общий “портрет” призыва для всех республик

Мы подробно разберем характерных представителей каждой группы. Если вы хотите изучить графики для республик, которые не разбираются в тексте, вы можете заглянуть в самое начало статьи. Приведенная там визуализация — динамическая и содержит информацию по 14 основным республикам СССР.

Графики, которые мы покажем, — не просто иллюстрация для той истории Великой Отечественной Войны, которая уже многократно описана. В нашем исследовании мы двигались в противоположную сторону: не от описаний к наглядным иллюстрациям, как в учебнике, а наоборот, от данных и визуализаций — к объяснениям и интерпретациям, как и полагается при исследовательском анализе данных.

Первым делом мы подсчитали количество карточек мобилизованных в разных республиках по месяцам, увидели некоторое количество “аномалий”, которые требовали объяснений, и стали углубляться в данные. Так, одна из наших гипотез предполагала, что всплески числа мобилизованных объясняются ежегодной призывной кампанией. Мы подсчитали долю молодежи среди призывников и, действительно, смогли объяснить часть данных.

Некоторые особенности наблюдались одновременно на нескольких графиках, что говорило о наличии некоторого централизованного события - например, опубликования приказа, затрагивающего сразу несколько республик. Другие аномалии потребовали от нас спуститься с уровня республик на уровень областей и крупных городов, чтобы детальнее выявить причину сильного увеличения призыва.

Когда у нас наконец получалось сформулировать правдоподобную гипотезу, становилось лучше понятно, какие документы и какие события нам стоит поискать, чтобы объяснить особенности призывной кампании.

РСФСР, Казахстан и Киргизия

Призыв в РСФСР, Казахстане и Киргизии схож и довольно стабилен на протяжении войны. Выделяется много общих пиков, связанных с началом войны и новыми приказами о призыве граждан очередного года рождения. По ходу войны призывной возраст снижался. К примеру, в течение 1942 года, в условиях тяжелого положения на фронте, были призваны новобранцы и 1924, и 1925 года рождения.

РСФСР

Рассмотрим поподробнее призыв в РСФСР. 

Динамика призыва в годы Великой Отечественной Войны: РСФСР

Мы начали рассмотрение призыва с 1939 года. На график попали два плановых призыва — осенние призывы 1939 и 1940 годов. Самый большой подъем призыва ожидаемо совпадает с началом Великой Отечественной войны, и он значительно превышает плановые призывы. В нем существенна доля взрослых людей старше 22 лет — призваны резервисты, запасники, отставники.

Динамика призыва в несколько предвоенных месяцев помогает ответить на вопрос “готовились ли к войне”. Можно отметить, что призыв начинается за несколько месяцев до июня, хотя плановый призыв должен был проходить ближе к осени. При этом довольно большая часть мобилизованных в предвоенные месяцы — люди взрослые. Этот плавный подъем призыва виден у нескольких республик СССР. Вместе с тем масштаб подготовки оказывается существенно меньшим, чем июньский призыв, что наводит на мысль о том, что близость и масштабность войны скорее недооценивались.

Довольно характерны для всех республик СССР пики в районе января-марта 1942 года. Это увеличение призыва связано с перерегистрацией призывников и улучшением учета, проведенными в декабре 1941 - январе 1942 (упоминание об этом можно найти в докладе зам. наркома обороны Щаденко Е.А от 13 марта 1942).

Четыре крупных пика связаны с новыми призывами: последовательно на фронт призывали новобранцев, родившихся в 1924 (26.07.1942, Постановление ГКО №2100сс), 1925 (20.12.1942, Постановление ГКО №2640), 1926 (13.10.1943, Постановление ГКО №4322cc), 1927 году (25.10.1944, Постановление ГКО №6784сс). Эти пики выделяются возрастным составом - они почти полностью состоят из молодежи.

Особняком стоит пик марта 1944 года. Он пришелся на конец Ленинградско-Новгородской операции (14 января — 1 марта 1944), в ходе которой была освобождена территория Ленинградской области. Мы видим подтверждение этого в данных — более 50% карточек призванных в марте 1944 в РСФСР из числа тех, в которых указано географическое положение, относятся к территории Ленинградской области (38833 из 71979). Для сравнения: территория Московской области, занимающая второе место по количеству призывников в этом месяце, внесла только 5% (3817 карточек). Поскольку этот призыв велся с освобожденной территории, он был более «возрастной» и затронул разные демографические слои населения.

По графику мы видим, что призывная кампания в РСФСР продолжалась до самого конца войны и ослабла только с июня 1945.

Похожие тренды наблюдаются и в Казахстане с Киргизией с некоторыми отличиями (например, там менее активен летний призыв 1941 года).

Оккупированные республики

Совершенно другой портрет призыва наблюдается в республиках, которые были полностью оккупированы в годы войны - Белорусской, Украинской ССР и республиках Прибалтики.

Поскольку основной удар первых месяцев войны пришелся на них, провести полноценный призыв удалось далеко не везде, а после оккупации территории он стал вообще невозможен — огромные территории с большим количеством населения оказались заняты Германией и многие люди не были эвакуированы. Призыв продолжился только после освобождения. Это само по себе интересно и позволяет развеять расхожее представление о том, что после немецкой оккупации на захваченных территориях «не оставалось никого». Если бы это было так, никакого призыва с территории Белоруссии в 1944 быть не могло — а он, как мы видим из ниже идущих графиков, именно в 1944 был самым многочисленным. Цифры свидетельствуют: несмотря на угон людей на работы в Германию, несмотря на зверства нацистов и массовые расправы над местным населением, после отступления Вермахта освобожденные территории все еще могли обеспечить массовое пополнение рядов наступающей Красной армии.

Посмотрим через данные на историю отдельных республик.

Белорусская ССР

Динамика призыва в годы Великой Отечественной Войны: Белорусская ССР

Призыв в Белоруссии начался в июне и успел продлиться только два месяца. Мы видим, что с конца лета 1941 призыв падает почти до нуля, что по датам соответствует основным этапам оккупации Белоруссии: 28 июня 1941 был оставлен Минск, а 27 июля 1941 завершилось Смоленское сражение, в ходе которого почти вся территория Белорусской ССР была окончательно занята Германией. 26 июля 1941 был сдан Могилёв, к 19 августа 1941 — Гомель.

До сентября 1943 призыв в Белоруссии практически отсутствовал, новый этап призыва связан со Смоленской наступательной операцией, которая длилась с 7 августа по 2 октября 1943 года) и положила начало освобождению Белоруссии.

Настоящий взлет призыва пришелся на июль 1944 на время наступательной операции «Багратион», проводившейся с 23 июня по 29 августа 1944 года. В ходе этой операции была освобождена практически вся территория Белоруссии, включая Минск.

Только один из крупных призывов новобранцев пришелся на период после освобождения. Пик призыва молодежи в декабре 1944 года, по всей видимости, соответствует приказу о призыве родившихся в 1927 (25.10.1944, постановление ГКО №6784сс). Единственное отличие от других республик - обычно пик этого призыва наблюдается в ноябре 1944 года, а не в декабре.

Украинская ССР

Динамика призыва в годы Великой Отечественной Войны: Украинская ССР

Портрет призыва на территории Украины очень схож с портретом призыва в Белорусской ССР. Украина продержалась несколько дольше, так что призыв с территории УССР продолжался вплоть до октября 1941.

На графике видно два переломных момента в начальной фазе войны. В первый раз призыв существенно упал в сентябре 1941 года, когда был утерян контроль над территорией Западной и Центральной Украины. 19 сентября был сдан Киев.

Ещё некоторое время после этого призыв был возможен с территории Восточной Украины, но 24 октября 1941 Красная Армия сдает Харьков. В первой половине ноября она терпит серьезное поражение и на Донбассе. Фактически всю территорию Украины можно считать к этому моменту оккупированной, что сделало призыв невозможным.

Призыв постепенно возобновляется в январе-марте 1943. Это можно связать с началом освобождения Восточной Украины и освобождением Харькова (16 февраля 1943). Но действительно массовый призыв с освобожденных территорий начинается еще через полгода: с 26 августа по 23 декабря 1943 в ходе битвы за Днепр были освобождены обширные территории Украины.

Ещё два всплеска призыва также объясняются успехами в ходе военных действий, в ходе которых высвобождались новые территории - и новые люди, пригодные к мобилизации. Небольшой пик в январе и масштабный призыв весной 1944 года объясняются окончательным освобождением Украинской ССР в ходе Днепровско-Карпатской операции (24 декабря 1943 — 17 апреля 1944). Постановление №5026сс “О мобилизации советских граждан в освобождаемых от немецкой оккупации районах Западной Украины и Западной Белоруссии” выходит уже 25 января 1944.

Небольшое увеличение числа призываемых людей в ноябре 1944 объясняется уже не изменениями в размерах территории, а выходом Постановления ГКО №6784сс (25.10.1944) о призыве граждан, рожденных в 1927 году.

Прибалтика 

В республиках Прибалтики мы видим аналогичную картину, но есть и некоторые отличия. Прибалтийские республики: Эстония, Литва и Латвия оказались в составе СССР перед самой войной — в 1939-1940 годах. Вплоть до июня 1941 призыв с этих территорий практически не вёлся.

Прибалтийские республики находились в приграничной зоне СССР и повторили судьбу Белорусской ССР. Из всех трёх республик лишь в Эстонии удалось организовать призыв в начале войны, продлившийся до августа. Литва же и Латвия оказались под немецкой оккупацией уже в первые недели войны. Разберем чуть подробнее пример Эстонии.

Эстонская ССР

Большая часть призыва пришлась на период после освобождения Прибалтики. К августу 1944 существенная часть территории этих республик была освобождена в ходе операции “Багратион” (23 июня — 29 августа 1944 года). 

Дальнейшее продвижение на территорию Эстонии проходило в рамках Прибалтийской операции (“восьмой удар”). Так в ходе Таллинской операции (это часть Прибалтийской операции) с 17 по 26 сентября была освобождена материковая Эстония. Окончательно Эстония была освобождена к концу октября.

Освобождение Латвии и Литвы заняло чуть больше времени: операция завершилась лишь к концу ноября 1944. Впрочем, большая часть латвийского призыва пришлась уже на август.

Остается неотвеченным вопрос о том, почему к началу 1945 года призыв в Эстонии практически завершился, хотя, например, в Литве активно призывали вплоть до мая.

Динамика призыва в годы Великой Отечественной Войны: Эстонская ССР

Республики Кавказа: спад призыва в 1943

Тренды, наблюдаемые в АзССР, Армении и Грузии очень схожи между собой и совершенно непохожи на то, что происходило в других республиках. Для этих трёх республик является характерным то, что с конца 1943 года призыв практически прекратился. Постановление ГКО №4322cc, выпущенное в октябре 1943 года, исключило из призывной кампании призывников местных национальностей, включая призывников Грузинской, Армянской и Азербайджанской ССР (а также многих других, о которых мы поговорим отдельно).

Есть и некоторые отличия между республиками Кавказа, так в Армении и Грузии наблюдается более интенсивный призыв летом 1941, а в АзССР - более интенсивный в феврале 1943.

Рассмотрим динамику призыва кавказских республик на примере Армянской ССР.

Армянская ССР

Динамика призыва в годы Великой Отечественной Войны: Армянская ССР

До начала войны — в 1939 и 1940 годах — мы наблюдаем совершенно обыкновенную картину плановых осенних призывов. Активный призыв начался с самого июня 1941 года. Надо отметить, что помимо РСФСР лишь в республиках Кавказа такая большая доля призыва пришлась на начало войны.

По пока неясным причинам в октябре-ноябре призыв резко замедлился, но уже в декабре 1941 призыв возобновился. Мы связываем новую волну призыва с уже упомянутой перерегистрацией призывников в декабре 1941 - январе 1942.

Следующие два всплеска призыва очень активно задействуют молодежь: это следствие Постановления ГКО №2100сс (от 26 июля 1942), призвавшего людей 1924 года рождения и Постановления ГКО №2640сс (от 20 декабря 1942), которое уже через полгода объявило мобилизацию призывников 1925 года рождения.

Постановление ГКО №4322сс, вышедшее 13 октября 1943 года предписывает мобилизовать юношей 1926 года рождения, но помимо прочего освобождает от призыва граждан местных национальностей. После этого по всем республикам Кавказа и Средней Азии происходит резкое снижение призыва.

Впрочем, нельзя сказать, что призыв упал до нуля. В 1944-1945 годах призывников немного, однако, судя по наиболее распространенным фамилиям (Манукян, Оганесян, Григорян, ...) в призыве 1944-1945 годов, запрета на призыв граждан местных национальностей не было. Стоит отметить, что с точки зрения национального состава, картина в Армянской ССР отличается, например, от Грузинской ССР, где доля людей с грузинскими фамилиями, действительно, резко сократилась. Впрочем, аккуратный анализ национального состава призывников на разных этапах войны требует отдельного исследования.

Стоит обратить внимание также на пик осенью 1943 года. Мы видим, что часть людей была призвана ещё в сентябре-октябре 1943 года, до опубликования приказа №4322сс. Если посмотреть на годы рождения призывников из этого пика, мы увидим большей частью молодых людей 1925 и 1924 годов рождения, которые не должны были бы попасть под этот призыв. С чем связана эта дополнительная мобилизация тех, кто не попал в первую волну призыва людей соответствующего возраста, нам обнаружить не удалось.

Средняя Азия: трудовой призыв

Совершенно особую картину призыва мы наблюдаем в Узбекской, Таджикской и Турменской ССР. В этих республиках призыв в летние месяцы 1941 года существенно ниже, чем в других республиках. Несмотря на значительные мобилизационные резервы в Средней Азии сформировать боеспособные части не получалось. 

Проблема в незнании русского языка, малочисленности офицерского корпуса, недостаточной подготовленности. В 1942 году были предприняты попытки сформировать части, но, за редким, исключением, они были неуспешны. В 1943 году значительная часть военнообязанного населения попала под трудовую мобилизацию и это уникальное явление, характерное только для республик Средней Азии.

Узбекская ССР

Динамика призыва в годы Великой Отечественной Войны: Узбекская ССР

С началом войны в Узбекистане тоже начинается призыв, но, по-сравнению с другими республиками ССР, его масштаб небольшой. По-настоящему крупный призыв пришелся на июнь 1942 года. Мы объясняем его выходом постановления ГОКО №1575сс от 11 апреля 1942 г. о дополнительном призыве 150000 человек из Казахстана и Узбекистана. Подобный пик наблюдается и в Казахстане.

Следующий крупный пик в марте-мае 1943 года связан с другим назначением призыва. Не сумев сформировать в Узбекской ССР боеспособные части, Советское руководство решило направить военнообязанных, мобилизуемых в Среднеазиатских республиках для работы в промышленности, строительстве железных дорог и промышленных предприятий (Постановление ГКО №2923с от 22 февраля 1943).

Небольшая активность призыва в конце 1944 и начале 1945 года, вероятно, связана с призывом граждан 1926 года рождения. Интересно, что от общего призыва граждан 1927 года рождения жители национальных республик были явно освобождены (Постановление ГКО №6784сс, 25.10.1944), а граждане 1926 года рождения были призваны отдельным постановлением (Постановлению ГОКО №6786cс, 25.10.1944). Оба постановления вышли в один день.

Взгляд на историю через данные: что дальше?

Нас вдохновляют новые возможности и подходы к анализу исторических процессов, которые стали доступны нам последние десятилетия: базы данных, корпуса, API, открытые данные и средства обмена информацией. Мы выступаем за открытость всех общественно важных данных и материалов,  и документы по Великой Отечественной войне — только одни из них. Мы убеждены, что все данные, касающиеся событий XX века, должны быть открыты и доступны исследователям. Важно, чтобы данные и документы были доступны в полном объеме (дампы, API) без фильтрации и бюрократических препятствий для получения. Мы уверены, что это подстегнет рост исследований и поднимет интерес к истории нашей страны.

Проведенный нами анализ — это только начало пути. Чем дальше мы погружаемся в предметную область, тем больше находим загадок и возможностей для исследования. В дальнейших планах у нас уже упомянутые исследования по участию женщин в войне, анализу состава армии с учетом званий, исследование миграции и переселения граждан, призыв репрессированных граждан (с использованием данных «Международного Мемориала»), анализ потерь и многие другие.

Сможем ли узнать что-то новое из этих данных, или они так и останутся просто горой оцифрованных картинок и строчек в таблицах? Зависит от нашего с вами энтузиазма. Мы открытая команда, и вы всегда можете подключиться к нам.

Источники
  1. Обобщенный банк данных «Мемориал» - банк данных о защитниках Отечества, погибших, умерших и пропавших без вести в период Великой Отечественной войны и послевоенный период. (https://obd-memorial.ru/)
  2. https://obd-memorial.ru/html/info.htm?id=12485064
  3. https://obd-memorial.ru/html/info.htm?id=15036559
  4. Всесоюзная перепись населения 1939 года : основные итоги / Рос. акад. наук, Науч. совет по ист. демографии и ист. географии - Москва : Наука, 1992. (https://www.prlib.ru/item/328812)
  5. Ф. Д. Лившиц: «Перепись с особым местом в истории (Перепись населения 1937 года)». «Демографические процессы в СССР». М., «Наука», 1990.
  6. Ю. А. Поляков, В. Б. Жиромская, И. Н. Киселев “ПОЛВЕКА МОЛЧАНИЯ (Всесоюзная перепись населения 1937 г.)”. М.: Российская академия наук. 1990.
  7. Вишневский А. Время большой лжи // Демоскоп Weekly. - 2003. - № 103-104. (http://www.demoscope.ru/weekly/2003/0103/tema01.php)
  8. Сталин И.В. Речь на совещании передовых комбайнеров и комбайнерок 1 декабря 1935 год - Сталин И.В. Cочинения. – Т. 14. – М.: Издательство “Писатель”, 1997. С. 95.
  9. Политический отчет Центрального Комитета XVI съезду ВКП(б), 27 июня 1930 г.
  10. Сталин И.В. Отчетный доклад на XVIII съезде партии о работе ЦК ВКП(б) 10 марта 1939 г. М.: 1939. С.24.
  11. ВСЕСОЮЗНАЯ ПЕРЕПИСЬ НАСЕЛЕНИЯ 1937 ГОДА: ОБЩИЕ ИТОГИ. Сборник документов и материалов. М., РОССПЭН, 2007. (http://www.demoscope.ru/weekly/2009/0373/biblio05.php)
  12. Андреев Е., Дарский Л., Харькова Т. Опыт оценки численности населения СССР 1926-1941 гг. (краткие результаты исследования) // Вестник статистики. 1990. № 7. С.36.
  13. Жиромская В., Киселев И., Поляков Ю. Полвека под грифом "секретно": Всесоюзная перепись населения. 1937 года. - М.: Наука, 1996. (http://istmat.info/files/uploads/31167/zhiromskaya._polveka_po_grifom_sekretno.pdf)
  14. http://baltstudies.ru/upload/iblock/e12/e12ad33684ee1646013399103af7847e.pdf
  15. https://lt.wikipedia.org/wiki/Lietuvos_demografija
  16. https://en.wikipedia.org/wiki/Demographics_of_Lithuania
  17. https://commons.wikimedia.org/wiki/File:Population_of_Lithuania_1915-2014.png?uselang=ru
  18. Станайтис А., Станайтис С., Суботкевичене ДИНАМИКА СЕЛЬСКОГО НАСЕЛЕНИЯ ЛИТВЫ В ХХ ВЕКЕ // Псковский регионологический журнал. - 2011. - №11. - Р. 65-72 (https://pskgu.ru/projects/pgu/storage/prj/prj_11/prj_11_08.pdf)
  19. AN OSS REPORT ON WARTIME POPULATION CHANGES IN THE BALTIC. LITUANUS. Volume 27, No.3 - Fall 1981. (http://www.lituanus.org/1981_3/81_3_07.htm#Ref)
  20. Population de la Lithuanie. Données du premier recensement du 17 septembre 1923. P. XXII. (https://web.archive.org/web/20110722151044/http://www.stat.gov.lt/uploads/leidiniai/Lietuvos_gyv_sur.pdf)

Репозиторий проекта: данные по призыву в ВОВ

Авторы: Илья Воронцов, Илья Булгаков, Мария Наумова
В исследовании участвовали: Екатерина Сахарова, Глеб Суворов, Дмитрий Жаров, Сергей Тихонов, Инга Картозия

Редактор: Даниил Скоринкин
Инфографика: Александр Ильин
Иллюстратор: Евгения Родикова