Читать нас в Telegram
Иллюстратор: Настя Корсакова

Сегодня, если нас возмущает недобросовестная работа социальных учреждений: государственых органов, баков, частный корпораций или магазинчиков за углом, — мы привыкли писать жалобы. Во многих офисах среди прочих документов висят книги жалоб и предложений. Однако в XXI веке, благодаря развитию цифровых технологий, мы уже не нуждаемся в физических «жалобных» книгах — гневные комментарии можно за несколько минут написать прямо в собственном телефоне и отправить на веб-страницы компаний или сторонние ресурсы. 

В Англии XVII-XVIII вв. подача петиций была обычным делом. Это нетрудно объяснить: последовательное становление нескольких конституционных актов — Великой Хартии Вольностей (1215 г.), Петиции о правах (1628 г.) и Билля о правах (1689 г.) — создали почву для сложной бюрократической системы с элементами демократического контроля. 

Проанализировать житейские петиции (жалобы), написанные самыми обычными англичанами в рамках нового проекта решили трое английских исследователей — доктор Броди Уоддэлл, профессор Джейсон Писи и докторка Шэрон Говард, занимающиеся историей Нового Времени в разных аспектах. В 2019 г. они запустили проект «The Power of Petitioning in Seventeenth-Century England».

На данный момент уже удалось обработать более 2000 жалоб. Исследователи уверены, что их проект является ценным ресурсом как для профессиональных историков, так и для широкой публики. Собранный и обработанный архив жалоб помогает ответить на такие вопросы: с какими проблемами англичане чаще всего обращались к властям? Каким государственным лицам они писали? Как оформлялись петиции, чтобы их рассмотрели и дали желаемый ответ? Какие риторические техники использовались для убеждения властей?

Откуда брали материалы?

«The Power of Petitioning in Seventeenth-Century England» — это оцифрованный и обработанный корпус с расшифровкой жалоб из семи ключевых коллекций национальных и локальных архивов, например English Petitions Collection, а также любых иных архивов, которые способны предоставить в совместной работе доступ к своим источникам. Авторы проекта надеются, что этот интернет-ресурс станет первым архивом для систематического и общенационального изучения прошений и жалоб простого населения Англии в Новое Время.

Каковы цели проекта?

Авторы проекта полагают, что их ресурс поможет по-новому взглянуть на неспокойные для Англии времена. За XVII век Англия претерпела множество колоссальных изменений — прошла Английская революция и Гражданская Война, Протекторат Кромвеля, Реставрация монархии и, наконец, Славная революция, после которой Великобритания окончательно стала парламентской монархией. Ввиду стольких потрясений и того неустойчивого положения, в котором находилась власть Стюартов и Парламента в те годы, государственные деятели часто прибегали к рассмотрению петиций от простых людей, чтобы через амнистию заработать политическую поддержку у низов.

Проект также может помочь составить портрет обычного жителя Туманного Альбиона в те годы или узнать, что волновало горожан и крестьян и какое положение занимали женщины. Благодаря проекту «The Power of Petitioning in Seventeenth-Century England» у историков появилась возможность основываться не только на трактатах теоретиков о значении государственных структур в Новое Время, но и «пощупать» эти структуры через контектуализацию точки зрения вопрошающих.

Функционал проекта

На сайте «The Power of Petitioning in Seventeenth-Century England» любой исследователь или случайный посетитель имеет неограниченный доступ как к архиву обработанных петиций, так и к научным публикациям авторов проекта. Помимо этого в категориях «блог» и «публикации и события» публикуются новости об обработке петиций и новых научных работах, в которых материалом исследования стали жалобы. Еще одна удобная функция: инструменты для упрощенного поиска, с помощью которых можно просмотреть библиографию и аннотацию к петициям и другие статьи-инструкции, которые помогают работать с ресурсом. 

Мы воспользовались поиском и отобрали несколько проработанных кейсов, которые рассмотрим в этой статье. 

Жалобы из долговых тюрем

В 1710 году несколько заключенных в Людгейтской тюрьме для должников подверглись жесткому наказанию за то, что собирались подать петицию на тюремную администрацию. Зачинщиков жалобы в течение пяти дней держали подвешенными в колодках, а провисеть в колодках даже пять часов уже считалось тяжелым наказанием. К тому же в качестве показательной меры всех сочувствующих или согласных с зачинщиками вешали рядом. Чем же так не угодили петиции главе местной администрации, мистеру Джону Стэйси?

Как мы уже выяснили, жалобы в те времена писали повсеместно. Заключенные-должники обычно происходили из средних социальных слоев — лавочников, ремесленников и мелких профессионалов (бывало, и юристов). Несмотря на бедность, большинство из них были грамотны, несколько образованы и хорошо знакомы с гражданской и административной системами государства. С другой стороны тюрьмы того времени страдали от недостаточного финансирования и урезанного жалования, поэтому тюремное начальство прибегало к коммерческой поддержке своего института: с заключенных взимались разнообразные платы за содержание и использование удобств тюремного здания. Администрация часто старалась лавировать между законом и выгодой, увеличивая прибыль в границах отведенных им полномочий, однако очень часто переходило эту границу. Из арестантов пытались выбить последние гроши или подвергнуть их физическим пыткам.

Парламент со своей стороны относился к содержанию тюрем со всей серьезностью, расследуя вопиющие по жестокости дела и даруя амнистию некоторым узникам по Биллю о неплатежеспособности (Insolvency Act), к тому же не редкостью было и удовлетворение мелких финансовых прошений заключенных. Власть стремительно менялась, поэтому управление казной велось с повышенной внимательностью. Постоянная нужда Стюартов в народной поддержке тоже повышала шансы на амнистию.

Таким образом, мы имеем бедных, но грамотных заключенных, оказавшихся в нечеловеческих условиях и вынуждаемых платить сверх меры за свое пребывание в исправительном учреждении. При этом они имели рычаги давления на тюремную администрацию для улучшения своего положения. В этой схватке трех сил и мотиваций рождались конфликты разной степени скандальности. Арестанты прибегали к гиперболизированной драматизации своего бедственного положения, когда запрашивали у Парламента даже самую незначительную финансовую помощь. Так, узники Ньюгейта подали плачевную петицию, где сравнили себя с погребенными заживо — все это ради того, чтобы попросить котелок на двенадцать галлонов бульона. Подобная драматизация служила убедительным приемом и способом вызывать жалость.Однако заключенным требовалось с особой осторожностью подходить к описанию проблемы — если удариться в подробности, то расследование Парламента получит возможность опровергнуть петицию и отказать в ее удовлетворении.

Итак, возвращаемся к кейсу Людгейта. 10 мая 1710 года должники-арестанты Людгейтской тюрьмы, помещенные в колодки на пять дней, были освобождены по решению олдерменского суда с условием, что заключенные извинятся перед тюремной администрацией. Был собран суд, в ходе которого трое первых зачинщиков пытались подтвердить основания своей жалобы фактами из тюремного быта: за только один месяц пребывания с них запросили почти 10 фунтов, не считая добровольно-принудительного сбора средств на эль мистеру Холлу (богатому заключенному) и разворовывании рассчитанного на узников продовольствия (в этом случае говядины). Холл, бывший с прочей арестантской элитой Людгейта на стороне Стейси, опроверг все обвинения и заступился за своего начальника. Сословная солидарность сработала и тут — решение приняли в пользу Стейси, а не зачинщиков, даже несмотря на прекрасно известный судьям факт о пятидневной повешении.

Государственные представители тоже часто действовали в своих интересах, а не являлись поддержкой обездоленного населения. Случай в Людгейте показывает неудачную риторику заключенных. Чем конкретнее требования просящих, тем легче их опровергнуть. Поэтому люди зачастую хитрили, говорили обобщенно и делали упор на эмоциональную составляющую своих петиций.

Что говорят о положении женщин их петиции?

Как показывают данные проекта, женщины разных слоев населения писали жалобы и прошения ничуть не реже мужчин. Как же им удавалось добиваться удовлетворений просьб? Зачастую пишущие женщины (тут стоит сделать отступление и отметить, что писать Парламенту или Королю нельзя было от собственной руки, потому многие диктовали содержание петиции писарям. Заключенные-должники такой роскошью не располагали и обращались к Мэрии места содержания) фокусировались на существующих стереотипах и представлениях о гендерных ролях в достижении нужных целей. 

В 1666 г. Сюзанна Коэ писала королю Карлу прошение об амнистии своего мужа, обвиняемого в краже пороха. Она объясняла поведение тем, что Уильям оказался вынужден воровать, потому что их семья не имела иных средств к существованию. Сюзанна акцентировала внимание на неоценимой значимости мужа в семье как добытчика, без которого ей и детям придется погибнуть с голода. Апелляция к женской слабости сработала, потому как прошение Сюзаны Карл II удовлетворил.

Другой пример игры на стереотипах можно усмотреть в петиции Урсулы Такер, обвиняемой в убийстве супруга. Женщина утверждала, что муж погиб своей смертью, однако свекор и некий Чуни, осматривавший рану, были извечными врагами подсудимой и лжесвидетельствовали против нее. Урсула жаловалась на невозможность оспорить свидетельствования свекра и Чуни, ссылаясь на женское незнание всех законных процедур и тот факт, что ее противники решили этим воспользоваться. Суд снова принял сторону женщины. 

Еще одна женщина с необычным именем Филипп (Philip) Тренкард несколько раз просила разрешения увидеться с заключенным в лондонский Тауэр мужем, а потом разрешения то место покинуть. Ее аргументации концентрировалась на психическом здоровье мужа, который, соскучившись, будет страдать, или на собственном плохом самочувствии, которое особенно вредно для ее 17 лет. Таким образом, играя то на невосполнимой для ее мужа роли супруги, то на женской слабости, Филипп посещала и покидала Тауэр несколько раз, хотя обвинение ее мужа было очень серьезным: ему вменяли покушение на самого короля.

Заключение

«The Power of Petitioning in Seventeenth-Century England» — ценный проект, который позволяет систематически подойти к изучению быта и нравов простого населения в Англии Нового Времени. На нескольких примерах мы увидели, что из одних женских петиций или жалоб должников можно составить портрет всей эпохи, узнать, что волновало людей и какие отношения были у подданных с правящим классом.