Министерство культуры РФ ведет цифровой реестр объектов нематериального культурного наследия народов России. Реестр включает 450 объектов, географически относимых к одному из федеральных округов. Здесь можно найти очень разные примеры народного творчества, обрядов, культурных практик и ремесел: от «Искусства игры на балалайке Антонины Ивановой из деревни Лисьи Горки» до «Обряда укладывания в колыбель у кубанских ногайцев».

Разные части России представлены в реестре нематериального культурного наследия неравномерно. Так, 47% всех внесенных в реестр образцов народной музыки и песен отнесены к Центральному и Северо-Западному федеральным округам.
В Центральном округе наибольшее количество объектов относятся к Владимирской, Брянской и Белгородской области, а в Северо-Западном — к Псковской и Архангельской. В основном эту массу формируют объекты песенных традиций и наследие отдельных народных исполнителей-солистов.

О религиозных традициях и формах теистического мировоззрения 47% всего объёма нам известно от Центрального федерального округа, а вот из Северо-Кавказского федерального округа не внесено ни одной традиции религиозной категории. Зато оттуда около трети «лечебных практик» — в этой категории Кавказ представлен наиболее сильно. 

В категории танцев 70% объектов относятся к Центральному ФО. К примеру, в реестре лишь один кавказский танец зафиксирован как нематериальное наследие — это чеченский парный танец «хелхар». Остальные же танцы могут быть живой традицией, могут не быть уникальными, но так же вполне заслуживают отражения в реестре.

В перечне не хватает трудовых практик и прикладных видов искусства Урала и Дальнего востока — несмотря на то, что эти традиции со всей очевидностью должны быть самобытны. К примеру, исследователи зафиксировали обычай скотоводческих заговоров у бурят, но в реестре нет информации о традициях бурят, связанных с трудом или прикладным творчеством. В то время как в источниках, на которые ссылаются карточки объектов реестра, содержат достаточно информации о особенностях быта этносов России, далеко не все их уходящие обычаи считаются нематериальным культурным наследием.

Судя по реестру, половина всего материнского и детского фольклора сосредоточена в Сибирском ФО. А половина праздников среди объектов культурного наследия — в Северо-Западном округе. С учётом небольшого географического масштаба некоторых карточек в реестре можно представить себе поистине неисчерпаемую сокровищницу материнского и детского фольклора на территории Российской Федерации, которая пока не открыта в этом реестре.

При этом есть выбросы, которые можно оправдать культурно. Например, уже упоминавшиеся лечебные практики Кавказа, а также значительная доля Южного округа в категориях «Музыка и песни» и «Празднества». А высокая доля зафиксированных в Центральном ФО рекрутских обрядов, то есть обычаев провожания солдата-новобранца, соответствует наибольшей доле рекрутов, взятых с этой местности, среди всей остальной России.

Причина подобной неравномерности может крыться в самой структуре этнографического исследования, узкоочерченности его предмета и объекта. Если легко получить грант на запись народной песни в Ярославле, то труднее будет обосновать траты на экспедицию в целях зафиксировать мифологические особенности шаманизма в Якутии. А лечебные практики могут и вовсе быть признаны вредными в современном обществе и не поощряться в более развитых регионах со сравнительно развитой высокотехнологичной медициной.