Цифровая гуманитаристика — Digital Humanities — направление сравнительно молодое. Но машинное обучение еще моложе — и при этом имеет под собой прочный математический фундамент. Для сохранения актуальности и устойчивости в мире, постоянно подвергающемся метафорическим и буквальным разрушениям, DН следует больше внимания уделять открытым процессам, горизонтальным связям в научном сообществе и использовать более гибкие критерии значимости сообществе, чтобы не упустить ничего важного.

За последнее десятилетие DH как научное направление стало настолько междисциплинарным, что попытки очертить его контуры, не говоря уже о попытках экстраполировать, как она могла бы развиваться, кажутся невероятными. Математические методы, программирование и приставка digital породили множество гибридов, и сравнение двух основных книг по цифровой гуманитаристике — A Companion to Digital Humanities и A New Companion to Digital Humanities — подтверждает, что с каждым годом количество DH-химер увеличивается.

Появившиеся благодаря программам перепрофилирования и междисциплинарным проектам цифровые гуманитарии обладают навыками, которые ранее были доступны только программным инженерам. При этом их «первая профессия» дает им предметные знаниями для интерпретации, контекстуализации и публикации результатов конкретных объектов изучения гуманитарных направлений — текстов, картин, музыки, культуры в целом. Казалось бы, многообещающий старт. Однако отсутствие идей о дальнейших перспективах молодой научной области маргинализировало ее.

Кроме того, на развитие хрупкой научной экосистемы влияет не только технический прогресс и темы в заявках на гранты, но и экономическая нестабильность и политические сдвиги. Это приводит к расслоению ученых на два класса. С одной стороны, существуют классические одиночки, узкоспециализированные профессионалы, придерживающиеся традиционных академических постулатов. С другой стороны, появляется все больше многопрофильных «фрилансеров умственного труда», которые не связаны долгосрочными договорами с университетами, участвуют в нескольких проектах и работают в нескольких направлениях.

В рамках этой шкалы и выделяются, как минимум, четыре условных сценария, по которым дальше может пойти развитие DH: «радикальная традиционность», «тонкое искусство междисциплинарной дипломатии», «наиболее реальный вариант» и «утопия Digital Humanities».

Радикальная традиционность

Консервативная замкнутая система с привилегированной научной элитой, где основная единица — ученый-одиночка, который следует по проторенной карьерной лестнице академической карьеры. Вместо того чтобы раздвинуть границы гуманитарного дискурса и открыть новые горизонты исследований, он производит качественные исследования традиционными методами. Его осторожность и недоверие к Digital Humanities связано с боязнью подмены и извращения традиционной науки. В этой консервативной системе цифровой гуманитарий сможет выступать лишь в роли подмастерья. Он сможет создавать инструменты — писать библиотеки, программы, сайты — и обеспечивать техническую поддержку традиционным ученым, которые с помощью инструментов DH проводят собственные, одноавторские исследования и публикуются в престижных научных журналах. Итак, эта версия предполагает частичную реализацию цифровых технологий в гуманитарных исследованиях, что не дает позволяет представителям молодого направления полностью состояться как ученым.

Тонкое искусство междисциплинарной дипломатии

В спектре разнородных краудсорсинговых и грантовых DH-проектов (ARIADNE, CENDARI, PARTHENOS) и междисциплинарных направлений цифровой гуманитарий служит скорее переводчиком, Вавилонской рыбкой, говорящей на нескольких технических и гуманитарных языках. Он исследует новые направления, применяет новые инструменты и способы или разрабатывает что-то с нуля.

Однако в этой версии событии цифровым гуманитариям тоже приходится нелегко: признание приходится получать окольными путями, размахивая при этом своим послужным списком. Здесь роль подмастерья повышается, но лишь до стажера-разработчика. Традиционная наука все еще не воспринимает цифрового гуманитария всерьез, потому что его работа не сконцентрирована в одной области.

Другими словами, DH-исследователь и в этом сценарии находится под влиянием традиционных академических систем, которые не могут распознать ученость, выраженную через современные цифровые формы «публикации»: веб-сайты, блоги, онлайн-базы данных или VR и 3D миры. Очевидно, что такая система оценивания не может быть применена во всех современных гуманитарных дисциплинах: многие оригинальные и инновационные исследования игнорируются в отсутствие оценок и показателей для «цифрового» знания. Тем не менее, в последнее время было предпринято несколько попыток внести альтернативные направления в традиционные программы исследований, а также в рубрики оценки и руководства в отношении найма и продвижения по службе. Однако до тех пор, когда такой подход станет мейнстримом, еще очень далеко.

Наиболее реальный вариант

В рамках этого сценария академическое сообщество более лояльно, а DH-исследователь является частично ученым, частично менеджером, одновременно продвигая ценности и методы гуманитарных наук и управляя стажерами, студентами и волонтерами. Его деятельность теперь не ограничиваются только университетом: в IT-компаниях появляются вакансии, где нужны люди, заинтересованные в междисциплинарных проектах.

Однако в таком случае порой сильно страдает контроль качества проектов: академическое сообщество имеет ограниченные возможности для восприятия и реагирования на расширяющуюся базу новых и порой критически важных знаний, которые происходят снаружи, в «дикой природе». Это становится серьезным поводом для беспокойства, особенно в случае лавинообразного роста количества информации.

Вокруг цифрового гуманитария вьются толпы ученых с просьбами автоматизировать простую повторяющуюся задачу: транскрибирование индексных карточек для музейных коллекций (British Museum Bronze Age Index Drawer A16 project), создания системы тегов для определения типов связей людей с Римской Империей (). Подобные проекты полезны для многих учреждений — решение примитивных задач с помощью автоматизации просто в управлении и недорого в отчетности.

Однако для функционирования этой системы требуется масса заинтересованных, увлеченных, анонимных и не обремененных работой или плохо оплачиваемых волонтеров, которыми и будет руководить цифровой гуманитарий. Такая система будет работать в основном в добровольно-принудительных университетских проектах. Цифровой гуманитарий должен обладать передовыми навыками лидерства, сетевого взаимодействия, командообразования и коммуникации. Он должен уметь работать в сложной и запутанной междисциплинарной среде, одновременно с этим не оставляя свою «первую» специальность.

Структурная слабость, которую этот сценарий в очередной раз выводит на первый план, заключается в отсутствии четких путей развития, которые способствовали бы дальнейшему развитию таких гибких и всесторонне подготовленных работников умственного труда.

Утопия Digital Humanities

Наконец, возможна утопическая социально-гуманитарная среда, в которой все имеют повсеместный доступ к быстро развивающимся технологиям и технологическим практикам. Возникает сеть автономных проектов, где цифровой гуманитарий должен сочетать дипломатию и сложные методы работы с знаниями, чтобы обнаружить и обсудить множество спорных взглядов, подходов и соглашений к DH-проекту за пределами академии, разрабатывая гипер-краудсорсинговые стратегии для виртуальных реальностей. Новые цифровые гуманитарии должны разбираться в смежных проектах — музеев, библиотек, архивов, — уметь общаться с разными специалистами, лавируя между спонсорами, заказчиками, исполнителями, волонтерами и пользователями.

  • Процессы развития DH неуклонно ускоряются, поскольку цифровые технологии находят свой путь в гуманитарных науках.
  • Статус цифровых гуманитариев определяется уже не относительно фиксированным названием, а конкретными, как правило краткосрочными, функциональными ролями, которые могут трансформироваться в новые состояния по мере развития проектов или их замены.
  • Сфера знаний выглядит более демократичной, поскольку в новых проектах и творческих дискурсах больше не доминируют национальные и международные исследовательские советы и относительно небольшое число институтов.
  • Нетрадиционные модели финансирования все чаще становятся альтернативой государственному обеспечению. Ценится работа в коллективах с множеством различных рабочих сред и культур.
  • Прежние практики академии (как показано в сценарии «Радикальная традиционность») рассматриваются как слишком ограниченные и должны быть дополнены, чтобы давать гуманитариям более современное образование.

Специалисты DH должны быть готовы не только решать конкретные задачи, но и проводить самостоятельные исследования в интересующей их сфере. Подход к DH как к отдельной области помогает представить цифровизацию гуманитарных науки как общественно значимый процесс. Это должно стать большим благом для движения DH.

Источник: The digital humanist: Contested status within contesting futures