Когда мы читаем «Войну и Мир» или смотрим «Игру престолов», нам часто приходится возвращаться назад, и вспоминать, кто вообще такой этот Несвицкий? Мозг протестует и отказывается запоминать всех многочисленных персонажей.

А что делать, если твой текст размером как пять романов Толстого? Этим вопросом задались исследователи раввинской литературы Мааян Житомирский-Геффет и Гила Пребор из университета Бар-Илана в Израиле. Они создали «социальную сеть» раввинских мудрецов, упоминающихся в Мишне — самом древнем письменном тексте, содержащем главные положения иудаизма. Текст Мишны разделен на шесть разделов или порядков, в каждом — около 188 000 слов. Эти шесть порядков подразделяются на шестьдесят трактатов, а сами трактаты делятся примерно на 520 глав.

Кто такие мудрецы и зачем им социальная сеть?

Раввинские Мудрецы — праведники, проповедники и теологи, жившие в 200 г. до н.э.-200 г. н.э., Они традиционно делятся на десять поколений: пары — первые пять поколений, и учителя — следующие пять. Все эти мудрецы участвовали в богословском обсуждении Мишны и сами же становились ее героями.

Основной задачей исследователей было составить понятную структуру взаимоотношений не только между несколькими мудрецами, но и между целыми поколениями. При построении такой сети авторы опирались на отношения 160 главных раввинских мудрецов и использовали имена каждого из них. Основная проблема, с которой столкнулись исследователи, оказалась в большом количестве тезок и однофамильцев. Только 35 из 160 мудрецов имеют обозначенное в тексте собственное личное имя, и даже эти личные имена часто повторяются. Например, существует девять мудрецов по имени «Рабби Хосе».

В классических исследованиях Раввинской литературы путаница с именами часто приводит к слиянию двух отдельных личностей или, наоборот, ошибочному восприятию одного мудреца как нескольких одноименных персонажей. Чтобы избежать этих сложностей, каждому мудрецу в социальной сети помимо личного имени были присвоены его статус и титул (Рабби, Раббан, и т.д.), а также прозвища и необязательные части имени, которые указывают на географическую или родовую принадлежность мудреца (Человек из Галилеи, сын Гиркана).

После присвоения всех этих частей, типичное полное имя мудреца выглядит так:

[private_name] [titel] [father_name] [fathers_nickname/location]
Раббан Симеон сын Раббан Гамалиил Явне

[private_name] [nick-name] [father_name]
Рабби Элиэзер Великий сын Гиркана

Так выглядит диаграмма «сущность-связь», для данных каждого мудреца.

Для определения связей и отношений между героями, исследователи присваивали каждой паре мудрецов,упомянутых в Мишне, один из типов взаимодействия: согласие, несогласие и цитирование. Кроме того, для каждого мудреца учитывались его родственные связи, внутренние отношения — единомышленники/противники, географическое местоположение и поколение, к которому этот мудрец относится. Общая полученная сеть включает 347 пар мудрецов и около 1500 разных отношений между ними.

Анализируя отношения этих 347 пар, исследователи построили отдельные социальные сети для каждого типа взаимодействий. Чаще всего мудрецы оказываются не согласны друг с другом (304 пары), 50 пар соглашаются или поддерживают друг друга, в 39 парах мудрецы друг друга цитируют.

Граф несогласия мудрецов

91% всех отношений между мудрецами (304 пары из 347) — несогласие. Мы виджим, что споры мудрецов часто бывают как внутри поколения, так и между разными хронологическими группами. Кроме того, мы можем увидеть на графе прочную связь между школой Шаммая и школой Гиллеля — серьезными идеологическими оппонентами.

Граф поддержки, согласия мудрецов

Сеть согласия включает только восемьдесят четыре мудреца и оказывается гораздо тоньше сети несогласия. Сравнив два этих графа, можно подумать, что мудрецы в Мишне вообще не соглашаются и только спорят. Однако это не совсем так. Текст Мишны очень лаконичен, и если в каком-то эпизоде два мудреца поддерживают друг друга, их диалог часто не доводится до конца, а один из двух согласных может вообще не упоминаться. При этом, если у мудрецов возникают разногласия, в Мишне всегда подробно приводятся оба мнения.

Граф цитирования мудрецов

Цитирования в Мишне чаще всего оказываются межпоколенческими. Например, Хосе бен Халафта цитирует своего учителя Акибу бен Иосифа. Наиболее цитируемыми мудрецами являются Меир, Иоханан бен Заккай и Иисус Навин. Эти данные подтверждают и доказывают многие отдельные наблюдения, сделанные в ходе традиционного исследования текста Мишны.

Источник: SageBook: Maayan Zhitomirsky-Geffet; Gila Prebor. Toward a cross-generational social network for the Jewish sages’ prosopography // Digital Scholarship in the Humanities, Vol. 34, No. 3, 2019. p. 676-695.