Хотя сейчас мы все временно отвлечены пандемией, обычно мир живет в страхе перед тотальной ядерной войной и ее последствиями. Единственный раз ядерное оружие в военных целях применили более 70 лет назад, и этого оказалось достаточно, чтобы принять Договор о нераспространении ядерного оружия (впрочем, он все равно не помог). Однако прогресс не стоит на месте, и с тех пор технологии кардинально изменились. Значит ли это, что изменились последствия ядерной войны? Как выяснить сценарии развития нестабильного мира, в котором одновременно существуют ядерное оружие, сложные нейронные сети и передовая система наблюдения?

Все эти ситуации можно разыграть. Это, конечно, нетипичный подход, но не уникальный. Во время Холодной войны активно использовалась теория игр — часть американской стратегии времен Холодной и Вьетнамской войн была разыграна в огромных симуляциях. С учетом исторических наработок проект по «ядерной игре» (Project on Nuclear Gaming — PoNG), возглавляемый командой исследователей из Калифорнийского университета в Беркли, Национальной лаборатории Лоуренса Ливермора и Национальной лаборатории Сандии, создал многопользовательскую стратегическую онлайн-игру под названием SIGNAL (Strategic Interaction Game between Nuclear Armed Lands).

SIGNAL — это отчасти видеоигра, отчасти эксперимент, отчасти инструмент для сбора данных. Исследователи группы PoNG рассчитывают, что анализ поступков пользователей этой игры позволит создать эмпирическую модель поведения людей во время тотальной ядерной войны. Чем больше данных, тем лучше — поэтому предлагается сыграть несколько раз.

Разработка и структура игры

Изначально SIGNAL планировалось сделать настольной игрой. Команда создателей ориентировалась на идеи RAND — стратегической исследовательской организации, работающей по заказам правительства и вооруженных сил США. На различных конференциях исследователи предлагали сыграть в SIGNAL определенному, «элитному», роду игроков, — правительственным чиновникам, политикам, военным лидерам и военным журналистам. Однако в итоге команда PoNG-а перевела ее в виртуальный формат. Они хотели получить как можно больше данных, а потому поставить людей из всех слоев общества во главе ядерной державы стало для них основополагающим принципом при выборе формата игры.

Кроме сбора данных о приятии решений ученые собирают демографические данные об игроках, включая их уровень знаний по ядерным вопросам. Это служит своего рода метаданными, которые дают обоснование удачным или неудачным стратегиям игроков.

SIGNAL похож на «Цивилизацию». Игра длится пять ограниченных по времени раундов, которые состоят из трех фаз. Действие происходит на карте мира, сделанной из гексов (шестиугольников). Игроки берут под свой контроль одну из трех вымышленных и безымянных стран, примыкающих друг к другу. Цель состоит в том, чтобы набрать очки, расширяя инфраструктуру вашей страны, собирая ресурсы и защищая себя от нападения. Параллельно можно общаться и заключать сделки с другими игроками. Каждый участник может видеть, что делают все остальные.

С точки зрения игровой механики встроенные последствия применения ядерного оружия невелики. По словам PoNG, это часть смысла игры — игроки контролируют значительную часть расходов на военные действия, включая использование ядерного оружия. По сути, игроки создают издержки ядерных ударов в игре.

PoNG отметили, что в реальном мире ядерные табу и договоры хороши лишь до тех пор, пока они согласованы всеми сторонами. На протяжении десятилетий Россия и Соединенные Штаты имели договор против баллистических ракет средней дальности. По состоянию на 2 августа этот договор мертв [1].

Действительно ли игровая модель отражает пост-ядерную реальность?

SIGNAL — это, по общему признанию, несовершенная попытка заполнить пробелы в исследованиях ядерной войны и ее последствий. И у этого несовершенства несколько причин. Во-первых, SIGNAL чрезвычайно сложна для игры, которая занимает примерно 20 минут и состоит из пяти раундов. С первого раза успеть сложновато. Во-вторых, некоторые игроки отмечали, что пользовательский интерфейс неуклюж, порой не реагирует и глючит. Через Firefox он запускается просто отлично, но часто выходит из строя в Chrome. В-третьих, в SIGNAL просто мало играют — и данные получаются нерепрезентативными.

В реальном мире мы были близки к ядерной войне, но только один раз видели боевой ядерный удар. Последствия были настолько экстремальными, что с тех пор человечество сдерживает себя. Однако отсутствие таких последствий в самой игре указывает на одну из фундаментальных проблем использования игр (будь то аналоговые или цифровые разновидности) в качестве инструмента исследования.

«Wargaming — инструмент, который позволяет людям осознать и оценить последствия. И самое сложное, конечно, в том, что игра не является реальностью ни в малейшей степени», — говорит Алекс Веллерштейн, профессор Технологического института Стивенса и создатель Nukeamp (инструмента, который позволяет пользователям видеть последствия ядерных взрывов). «Тот факт, что человек знает, что это игра, означает, что реалистичных результатов не получить».

PoNG признают эту проблему и говорят, что это в принципе характерно для симуляторов военных действий. «Стоит отметить, что это вызов для всех военных игр или моделей конфликтов, которые включают в себя принятие решений человеком — потери в модели, как правило, далеко не таковы, какими они были бы в реальном конфликте».

Несмотря на этот серьезный недостаток игровых моделей, профессор Веллерштейн видит в них образовательный потенциал. «Видеоигры — это тип медиа, чей потенциал активного обучения, вероятно, выше, чем у других, — сказал он. — Например, многие из тех, с кем я общался, называют Fallout убедительным и показательным примером последствий ядерной войны».

Даже сам профессор, когда рассказывает студентам о проблемах ядерной войны, разрабатывает собственные игровые модели. Например, имитация переговоров при подписании Договора о нераспространении ядерного оружия 1968 года. Студенты образуют своего рода Модель Организации Объединенных Наций, где каждый из них представляет реальную страну.

Так или иначе, команда PoNG считает, что SIGNAL имеет ценность, несмотря на его проблемы. «Мы не можем сдаться и просто сказать, что проблема ядерного конфликта слишком трудна для изучения, — говорят они. — Кроме того, это слишком важно, чтобы не учиться. Поэтому мы продвигаемся вперед в своей работе, стараясь всегда помнить о ее многочисленных ограничениях».

Источники

  1. The Intermediate-Range Nuclear Forces (INF) Treaty at a Glance
  2. Scientists Want You to Play a Video Game to Help Them Understand Nuclear War
  3. SIGNAL
  4. Would U.S. Leaders Push the Button? Wargames and the Sources of Nuclear Restraint
  5. How I Learned to Stop Worrying and Love Jokes About Nuclear War in ‘Fallout 76’
  6. Use This Map to See How Dead You’ll Be If a Nuke Hits Your City