Рассказывает Анна Михайлова, Ph.D., директор объединения сотрудников музеев «Идеи для музеев», аналитик управления музейно-туристкого развития ГАУК «МОСГОРТУР».

Что такое «умный музей»

Универсального, общепринятого определения «умного музея» пока нет. Ориентируясь на концепцию «умного города», можно выделить главную сущностную характеристику умного музея. Это музей, в котором управленческие решения систематически принимаются на основе данных. В зависимости от размеров музея и имеющихся ресурсов сбор данных может быть организован как традиционными способами (анкетирование, включенное наблюдение), так и высокотехнологичными (построение тепловых карт с помощью видеоаналитики, трекинг взаимодействия с экспонатами с помощью датчиков, распознавание эмоций посетителей, айтрекинг). Важно, чтобы сбор данных проходил на регулярной основе в соответствии со стратегией развития музея.

Определение и возможности умного музея обсуждались на одной из сессий Санкт-Петербургского культурного форума в ноябре 2019 года. Опрос в Фейсбуке, проведенный среди сотрудников российских музеев, показал, что умный музей далеко не всегда воспринимается через призму цифровых технологий. Вот несколько наиболее характерных ответов (карточки)

Как сделать умный музей

Рассмотрим возможные направления сбора данных и проиллюстрируем их примерами из актуальной музейной практики.

  • анализ потоков посетителей и создание тепловых карт, чтобы понимать распределение гостей по музею (такой проект уже реализован в ГМИИ им. А.С. Пушкина);
  • анализ времени, которое проводят посетители у того или иного экспоната, популярность экспонатов можно считать с помощью балльной системы, например, если мимо экспоната прошли быстро — 1 балл, если задержались — 3 балла. Так можно понять, действительно ли выставка популярна, удалось ли куратору реализовать свой замысел;
  • изучение эмоций посетителей через распознавание лиц и их выражений — и снова возможности для анализа успеха выставки или образовательного проекта;
  • соединение полученной информации с социально-демографическими характеристиками, например, через привязку к аккаунту в социальных сетях. В этом случае открывается пространство для персонализации опыта, по сути, создания «умной» ленты музейного контента: рекомендации, что еще стоит посмотреть в этом или другом музее, предложения купить определенные сувениры. Похожий проект реализован в одном из новозеландских музеев, где на основе просмотренных экспонатов можно получить рекомендации, что еще посмотреть в городе;
  • анализ физиологических параметров — например, частоты биения сердца. То есть еще более детальное понимание посетительского опыта.

Звучит заманчиво, не так ли? Каждый раз получать уникальное впечатление от музея, основанное на ваших интересах, эмоциях, предпочтениях.

Все эти сведения можно использовать как во благо, улучшая экспозиции и выставки, так и во вред — общество еще только формулирует этические требования к сбору и хранению персональной информации.

Обратная сторона цифровизации музеев

У «умного музея», как и у любого продукта цифровой эпохи, есть обратная сторона. До конца не изучены и не осознаны опасности, которые могут возникнуть из-за активного использования цифровых технологий. Например, какое влияние оказывает на осанку и зрение постоянное использование смартфона? Как обеспечить сохранность цифровых данных? Эти вопросы адресованы не только и не столько к музеям, сколько к медицинским организациям и технологическим компаниям.

Нельзя не брать во внимание тренд на цифровой детокс (digital detox) — сознательный отказ от цифровых технологий и сокращение времени, проведенного в интернете. Музей может стать местом, где такой детокс будет возможен. Не зря можно встретить мнение, что в музей приходят, чтобы отдохнуть от суеты большого города, в том числе получить опыта взаимодействия с подлинными, «аналоговыми» предметами, не прибегая к помощи цифровых гаджетов.

Пока на земле мало умных городов, перед музеями не стоит задача тотальной цифровизации. Однако мир развивается стремительно, и уже сейчас необходимо как минимум познакомиться с существующими концепциями и начать подготовку коллектива музея к тому, что изменения рано или поздно потребуются.