Читать нас в Telegram
Иллюстратор: Женя Родикова

Откуда взялось дальнее чтение?

Дальнее чтение (distant reading) — подход к изучению литературы, который предполагает рассмотрение объекта исследования с «дистанции» в противопоставление «пристальному» чтению (close reading). Обращаясь к этому подходу, исследователь не концентрируется на деталях одного текста, а пытается вычленить общие закономерности для сотен и тысяч текстов. Этот подход нуждается в количественных методах исследования, что открывает простор для использования инструментария цифровых гуманитарных наук (digital humanities).

Термин «дальнее чтение» был введён итальянским социологом литературы Франко Моретти. Этот же термин дал название сборнику статей (1994-2011) Моретти, выход которого в 2013 году стал причиной бурной дискуссии. В первую очередь книга ставит вопросы о методологии современного литературоведения: Моретти, так или иначе, отказывается от идей «новой критики», которые подразумевают детальное изучение текстов, входящих в канон.

Мировая литература и дальнее чтение

«Вопрос даже не в том, что стоит исследовать, вопрос в том как» [1, стр. 79]. На примере подхода к исследованию мировой литературы Моретти можно отчётливо определить специфику методологии.

Мировая литература («Weltliteratur») — одна из ключевых проблем «Дальнего чтения». По утверждению Моретти, точное определение термина «мировая литература» до сих пор вызывает сложности. Обращаясь к теории эволюции и мир-системному анализу (подход при котором социальная эволюция рассматривается через систему обществ;  мир-система по Валлерcтайну — социальная система, которая обладает границами, структурой, группами участников, правилами легитимации и согласованностью [2]) И.М. Валлерстайна, исследователь выделяет двойную «сущность» термина.

Попытка показать цветом на линии времени, что дивергенция(зеленый) характерна для литературы до 18 века, приблизительно в 18 веке (условный рубеж красным пунктиром) международный литературный рынок становится достаточно сильным, чтобы оказывать влияние на литературу, созданную изолированностью культур, после 18 века характерным механизмом становится конвергенция(оранжевый). Но оба механизма (конвергенция и дивергенция) могли становиться активными и не в “свой” период (вкрапления зеленого и оранжевого) —  например увлечение петраркизмом в позднее Средневековье в качестве рыженького вкрапления конвергенции

До XVIII в. мировая литература создавалась изолированностью культур, она порождает новые формы через дивергенцию — важно именно разнообразие форм. Учитывая эту особенность, Моретти предлагает анализировать этот период с опорой на концепт культурной эволюции (применение теории эволюции в разных культурных исследованиях).

После XVIII в. — мировая литература приобретает единообразие благодаря развитию международного литературного рынка, главным механизмом изменений становится конвергенция — важно единообразие. Эту «вторую» мировую литературу Моретти предлагает исследовать с опорой на мир-системный анализ, который отражает «внутреннюю связанность литературной системы» (Моретти говорит, что мировая литературная система подобна системе современной глобальной экономики по Валлерстайну — в ней можно выделить ядро, периферию и полупериферию. Ядро разрабатывает новую форму, которая впоследствии попадает на периферию и адаптируется в её условиях). 

И дивергенция, и конвергенция могут одновременно объяснять историю литературы, поскольку они проявляются в различное время. Однако временной рубеж условен — эти механизмы в истории литературы проявлялись по обе стороны от временной границы, обозначенную XVIII веком.

Использование культурной эволюции и мир-системного анализа позволяет выделить обобщения в литературе на диахроническом уровне, что для литературоведения на момент выхода работы Моретти было в новинку. Становится понятным, что такое изучение мировой литературы требует принципиально нового литературоведческого метода.

Перспективы дальнего чтения

Использование цифровых архивов открыло новые возможности для количественного литературоведения. «Я читаю книги, но, когда я работаю в Литературной лаборатории, они не являются основой моей работы. Ею являются корпуса» [1, стр. 329]. Объем данных для исследования становится кратно больше — цифровые архивы позволяют работать с гигантскими объёмами информации. К тому же цифровой архив наглядно выявил случайности и беспорядок, существующие в литературной реальности, которые сами по себе, по словам Моретти, должны стать «новым объектом знания». Они же вместе с инструментами digital humanities могут предложить решение для изучения «великого непрочтенного» — тех текстов, которые в результате «литературной бойни» [3] не попали в канон: коллектив Стэнфордской литературной лаборатории, которой руководит Моретти, создал корпус из 7 тысяч британских романов XIX века, на основе которого проводились «эксперименты».

Объём великого непрочтенного гораздо больше объёма канонических текстов (канона), но непрочитанное тоже является частью литературы и может быть объектом исследования — круг№1. Проблему исследования огромного объёма информации может помочь решить инструментарий Digital Humanities, с помощью которого можно исследовать и канонические тексты в том числе. Круг №2 как объединяющая сфера методологии

Например, Моретти, рассматривая заглавия произведений очень похожих жанров, «антиякобинских» и «новых женских» романов, обнаруживает существенную разницу в частотности использования неопределённого артикля: 2-3% для «антиякобинских» романов и 30% в случае «новых женских» романов. Неопределённый артикль показывает, что явления, о которых идёт речь, встречаются читателем впервые: “Мы думаем, что мы знаем о дочерях и жёнах, но на самом деле мы не знаем, мы должны понять их заново. Артикль представляет роман в качестве вызова общепринятым знаниям” [1, стр. 281].  Антиякобинские заглавия же, наоборот, используют общепринятые идеи без намерения их изменить. Анализ 7 тысяч заглавий показал потенциал количественной стилистики:  наиболее частотные языковые единицы, которые не привлекают внимания ввиду своей частотности оказывает значительное воздействие на «образование смыслов» [1,стр.  283]. Дальнее чтение позволяет исследовать единицы литературы больше или меньше текста и использовать эксперимент в литературоведении.

Роль артиклей в качестве сигналов жанра. Источник: русский перевод “Дальнего чтения” Моретти

«Проанализировать формы, чтобы понять силы, создавшие их» [1, стр. 342] — так определяет Моретти главную задачу количественного литературоведения, надеясь на создание новой основы для социологического понимания литературы.

О некоторых примерах дальнего чтения можно почитать в материалах« Системного Блока»:

О материале дальнего чтения  — корпусах:

Источники:

  1. Моретти Ф. Дальнее чтение / Пер. с англ. А. Вдовина, О. Собчука, А. Шели. — М.: Издательство Института Гайдара, 2016. — 352 с.
  2. Immanuel Wallerstein, The Modern World-System: Capitalist Agriculture and the Origins of the European World-Economy in the Sixteenth Century. New York: Academic Press, 1976, pp. 229-233.
  3. Эволюция литературы: может ли Дарвин объяснить Конан Дойла и футуризм